Интервью с группой Decadence (журнал Cynfeirdd, 2003)

Cynfeirdd: Не могли бы вы поделиться с нашими читателями историей группы Decadence? Сколько записей вы уже выпустили?

Petros: Мы выпустили свой первый альбом на лейбле CAPP, насколько помню, в 1996 году – он назывался «A Beheaded Winner And Fragrances Of Happiness». Следующим релизом был «Leftovers From Another Summer»; альбом вышел малым тиражом (что-то около 300 экземпляров) на том же лейбле CAPP. В дальнейшем мы участвовали в самых разных сборниках. В 2001 году у нас вышел EP «Romance Lover Boy» на лейбле «Hau Ruck!». Сейчас мы планируем издать пластинку «Something To Love, Something To Spend» на лейбле «Hau Ruck!».

C: Сколько участников сейчас в Decadence?

P: В данный момент основных участников двое – я и гитарист. Также у нас есть приглашенная вокалистка, поскольку мне нравится женский вокал, да и, как мне кажется, мой голос не слишком хорошо ложится на музыку. Сводить альбомы мне помогает Nigel Foxxe (Neokles Delegos. – Прим. перев.)

C: За что отвечает каждый участник коллектива?

P: Вокалистка – Eufrosyne Papamihalopoulou. Я отвечаю за электронику, фортепиано и сэмплы. За гитары отвечает Elias Negrin.

C: Кто пишет музыку и тексты песен?

P: Я пишу лирику и частично отвечаю за музыкальную составляющую. Однако основную музыкальную работу берет на себя Elias.

C: Вы музыкант по образованию?

P: Да, я играл на бас-гитаре семь лет, но бросил. Толку ноль от этого, бас-гитара мне ничего не дала. Затем и перешел на фортепиано. Еще я могу сыграть несколько аккордов на гитаре. Также я профессионально обучался музыкально-компьютерным технологиям и звукоинженерингу.

C: Что вдохновляет вас на создание музыки?

P: Ничего! [смеется] Я просто беру и записываю музыку; правда, это удается не всегда. Я делаю это периодами. Прямо сейчас я вряд ли что-то создам. В прошлом я активно записывал музыку, был очень продуктивен, и эти треки были реально крутыми. Сейчас я вряд ли смогу написать что-то высококлассное. Я не знаю… Надеюсь, что скоро опять нахлынет такой период вдохновенного творчества [смеется].

H: На вашем предстоящем релизе на лейбле Fluttering Dragon появится новая вокалистка. Каковы причины такой рокировки в составе?

P: Везение! Наша первая вокалистка Alexandra уехала жить в Швецию. Передо мной встал нелегкий выбор – либо использовать мой вокал, либо искать новую певицу. Я уже пел ранее (на 7” релизе), такой опыт был, результат мне понравился. Однако я посчитал, что пришло время для небольших изменений. Мне нравится голос нашей новой вокалистки. Естественно, она профессионал, настоящий талант, и она прекрасно дополняет нашу музыку.

Something To Love, Something To Spend

C: На этом релизе есть кавер-версия песни «Rent» группы Pet Shop Boys. Почему именно эта песня? Как вы ее выбрали?

P: Правда в том, что… Да, моя подруга была бы очень рада узнать всю правду, но я не хочу раскрывать все карты [смеется]. Скажу лишь, что этот трек взят с альбома «Actually»; он мне показался достаточно необычным по звучанию. Если бы меня спросили, во время записи каких трех альбомов я хотел бы присутствовать, я бы назвал Pet Shop Boys «Actually», первый альбом Modern Talking и Def Leppard «Hysteria» (этот альбом отличается поразительным звучанием, великолепными аранжировками, шикарным программингом / продакшном). Ну и, конечно же, мне нравится что-то традиционное по типу Stock, Aitken & Waterman. Я эдакий диско-бой, балансирующий между мягким звучанием, меланхолией и духовным героизмом. Естественно, мне нравится Pet Shop Boys.

Pet Shop Boys ‎– Actually

C: Один из треков, «Herzliebster Jesu», представляет собой длинное музыкальное полотно, разбитое на четыре условных фрагмента. Вы решили попробовать себя в роли классического композитора?

P: Нет, конечно же. Хватит с меня классической музыки. Я изучал ее, слушал ее и сыт ей по горло!

C: Почему вы решили использовать пассаж из «Страстей по Матфею» Баха?

P: Это была интродукция к «Herzliebster Jesu». Две темы для фортепиано, первая и последняя, показались мне крайне религиозными; вторая секция – что-то вроде каприччио, она напоминает Баха и вдохновлена им. В тот период, когда я ее сочинил, я много слушал Баха. Вот и ответ. «Страсти по Матфею» очень религиозны. Они явились мне именно тогда, когда я в них нуждался.

C: На этом релизе некоторые мелодии по своему звучанию напоминают традиционную греческую музыку. Decadence – это группа с греческим звучанием?

P: Ну и? Вы можете считать Decadence группой с греческим звучанием. Что с того? А почему бы не считать Decadence группой с европейским звучанием?

C: Да, но у вас представлены и элементы греческой музыки. Каждая группа заключает в себе культурные коды своих участников.

P: Согласен с этим.

C: Вы решили сознательно обратиться к греческой мелодике?

P: Возможно, это обусловлено генетически. Я родился в Греции, в Афинах. Бесспорно, все эти мелодии плавно влились в мою кровь. Они для меня естественны, а потому они вполне могли мигрировать в мою музыку.

C: Можно ли говорить о том, что ваша музыка является современной инкарнацией древнегреческой души?

P: Нет. Хотя… Если подумать… Если моя музыка – это инструмент, который я использую, чтобы снять волну напряжения, инструмент, ведущий меня через оргию звуков к катарсису, то в таком случае я могу сказать, что мною частично руководят фундаментальные принципы Древней Греции. В наше время музыка служит тем же потребностям, которые были у моих предков – просто в другой форме.

C: В своих записях вы всегда поете на английском. Могут ли появиться треки на греческом в будущем?

P: Для нас это пройденный этап. Слышали о французском лейбле под названием Prikosnovénie?

C: Да.

P: Много лет назад, еще до того как появился наш первый альбом, я общался с представителями лейбла, и они мне сказали, что нам лучше записывать лирику на греческом. Я же хочу, чтобы моя пропаганда охватывала большую часть человечества… По этой причине я не планирую использовать греческий язык.

Romance Lover Boy

C: Ваша 7”-пластинка на «Hau Ruck!» сильно уходит в martial – в гораздо большей степени, нежели другие релизы. Будете ли вы придерживаться этой стилистики в будущем?

P: Да, я люблю martial. Почему бы и нет.

C: Можем ли мы ожидать целый альбом в таком стиле? Либо что-то длиннее EP?

P: Хм, то есть вы ждете от меня, что я буду все время бить в барабаны, держа в руках стяг? Это ж полнейшее уныние – постоянные барабанные партии на протяжении целого альбома. Думаю, что на полноформатный альбом меня не хватит.

C: На обложке альбома «Romance Lover Boy», выпущенном на «Hau Ruck!», изображен солдат, играющий на пианино. В буклете к сборнику «L’Ame Electrique Presents Hau Ruck!» есть фотография солдата, который держит в руках греческий флаг. Хотели бы вы стать таким воином, служащим своей стране?

P: Все зависит от целей и воинского долга. Если потребуется, я буду в первых рядах. Если же меня вынудят выступить против свободы воли, что сломает мой ментальный баланс, то в таком случае я буду этому сопротивляться.

C: Ты гордишься Грецией? Что она для тебя значит?

P: Да! Да! Естественно! Что она значит для меня? Я во многом не согласен с политикой Греции. Другие страны постепенно находят правильный путь развития, чего не сказать про греческих политиков. Я несу в себе столько духовных и морфологических сокровищ… Но, безусловно, я горжусь страной… Знаю, что вы хотели услышать. Опять что-то про ДНК и гены?

C: Ага. Что вы думаете по поводу Евросоюза? Не боитесь, что ваша страна утратит свою специфичную культуру?

P: Конечно, боюсь. Мне не нравится идея Евросоюза. Все это связано с деньгами, а не с культурой. Вам вот нравятся евро?

C: Они удобны, но…

P: Мне они не нравятся. Я хочу сохранить свою валюту, я хочу, чтобы границы моей страны были защищены, мне нужна армия из греков, а не армия Евросоюза. Это прекрасная тема для бесконечной дискуссии…

C: Что вы думаете по поводу интернета? Помогает ли он в распространении вашей музыки?

P: Мне все равно. Я коллекционирую винил, мне не интересен формат MP3 и все подобное ему.

C: При этом у вас есть веб-страница, чтобы пользователи могли узнать о существовании группы Decadence.

P: Да, но участники Decadence слишком ленивы. Мой гитарист является еще и веб-разработчиком, но у нас как-то не доходят руки, чтобы дать ему весь необходимый контент… фотографии, тексты и т.д. Я слишком ленив для этого. Да и в целом мне насрать. Использовать интернет для порнухи – другое дело. Слушать же музыку в сети – это как-то странно. Мне больше нравятся виниловые пластинки. Что вы думаете по этому поводу?

C: Я думаю, что интернет важен по многим причинам. Если вы записываете качественную музыку, но никто про нее не знает – это настоящая трагедия. Хорошо, когда другие люди могут прослушать ваши треки или хотя бы узнать о существовании коллектива. Интернет помогает мне открывать новые интересные группы.

P: Понимаю. Но когда не было интернета, разве все не казалось более романтичным? Где сейчас романтика? Беспокойство, страсть, борьба, дающая удовлетворение… Сейчас все гораздо проще – аж до зевоты. Мне кажется, былой путь таил в себе определенную магию.

C: Но вы живете в большом городе; кто-то, живущий в деревне, не может получить свежие новости, ему остается только уповать на интернет. В его деревне может не быть никаких газет или журналов.

P: Конечно, вы правы, но мне все равно, потому что я живу в Афинах. Я понимаю вашу точку зрения и ваш пример. Но я никогда не окажусь в такой ситуации, потому не хочу думать об этом.

C: Какие альбомы на вас повлияли? Какой из них вы можете особенно выделить сейчас?

P: Death in June «Nada!». Мне этот альбом очень нравится. В подобной стилистике больше ничего не могу выделить.

Death In June – “Nada!”

C: Другие стили, возможно?

P: В таком случае я бы привел кучу разных альбомов восьмидесятых. Поп, диско и т.д. Когда я работал в музыкальном магазине, мне удалось послушать очень много неофолка, индастриала, электро… Я прослушал массу всего. Каждый день по 9-10 часов я слушал музыку. Каждое утро мне приходили новые релизы, и я мог их взять, поставить в проигрыватель и послушать. Я не хочу слушать дома музыку, которую продаю, я хочу расслабляться. Наверно, мой ответ на данный вопрос выглядит несколько странным. Самые интересные проекты для меня сейчас – Von Thronstahl (Josef K. пишет интеллектуальную музыку), классические Kirlian Camera и новый Stalingrad (KC пишут новый альбом), Ordo Equilibrio, группы с лейбла CMI, новый релиз Der Blutharsch на 4 CD, VNV Nation (элитарный futurepop), новый альбом Pet Shop Boys (хотя и немного разочаровавший меня), старые альбомы Duran Duran, ну и в целом музыка, которая пробуждает чистые воспоминания о счастливых минутах моей жизни. Но больше всего на меня повлиял именно «Nada!» Death in June. Ну и еще «Of Ruine Or Some Blazing Starre» Current 93 – тоже великолепный альбом.

Current 93 ‎– Of Ruine Or Some Blazing Starre

C: Какие писатели, художники, режиссеры на вас повлияли?

P: Я люблю порно. У меня зависимость от него [смеется]. Война – наиболее экстремальная форма сексуальной оргии. Я мог бы перечислить много разных персоналий, чтобы сделать этот ответ более информативным. Но зачем? В этом нет никакого смысла.

C: Последние слова интервью оставляем за вами…

P: Я очень благодарен вам за интервью со мной и все эти бла-бла-бла [смеется].

Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

Получать новые комментарии по электронной почте.