Blood Axis, Alraune, Waldteufel

Дата публикации:Январь 6, 2015

It belongs to us tomorrow’s morn.

But for tonight we must still weather the storm.

Blood Axis, “Storm Of Steel”

blood_axis

Родившийся в Бостоне музыкант, писатель и журналист Майкл Дженкинс Мойнихен еще с ранних лет понял, что его окружение встречает большую часть его взглядов и интересов с недоверием, граничащим с враждебностью: «я оказался посреди двух миров, которые было очень сложно удерживать в гармонии. С одной стороны стояли мои родители, моя семья и мои жесткие этические принципы, которые они передали мне – все это питало мою сильную самоуверенность. С другой стороны находился внешний мир, который выражался в посещении школы и в мотивации большинства людей в моем окружении – и среди всего этого я никак не мог найти то, с чем бы я мог себя отождествить. У меня не было иного выбора, кроме как идти своим собственным путем…»

Coup de Grace - ранний проект Мойнихена

Coup de Grace — ранний проект Мойнихена

Еще в 15 лет (в 1984 году) он основывает – пораженный творчеством ранних индастриал-групп, таких как Throbbing Gristle, SPK и Monte Cazazza, а также манифестами дадаистов и сюрреалистов – проект Coup De Grace (с фр. «последний удар»), в котором примитивная шумовая музыка объединяется с лирикой, отражающей недовольство Майкла обществом и его идеалами. «Музыка была жестокой и мрачной, хорошо отражала свое название – она была не для всех. Единственным моим мотивом было желание выразить свои наклонности и интересы в звуке, и в то время они были достаточно хаотичными и запутанными». Группа Coup De Grace выпустила – наряду с брошюрами, содержащими тексты и изображения – три кассеты в малых тиражах, и в конце 80-х дала концерты в США, Германии, Голландии и Бельгии, где Майкл некоторое время живет на заброшенном заводе, который принадлежал легендарной индастриал-перформанс-группе Club Moral. После распада Coup De Grace Майкл некоторое время сотрудничает с такими индастриал-группами, как садомазо-фетиш-проект Sleep Chamber, Slave State и Survival Research Laboratories, а также с проектом Бойда Райса NON. Он исполняет барабанные партии для NON на легендарном концерте в Японии 1989 года (задокументирован как LP/CD «In The Shadow Of The Sword» или «Video Live In Osaka»), а также на альбоме «Music, Martinis & Misanthropy» (1990), который представляет собой насыщенный черным юмором лаунж-фолк с Райсом, Дугласом П. и Роуз Макдауэлл.

Обложка сборника "The Lamp Of The Invisible Light"

Обложка сборника «The Lamp Of The Invisible Light»

После совместной работы с Boyd Rice & Friends творческие пути Райса и Мойнихена расходятся – Майкл посвящает себя собственному проекту Blood Axis, который существовал в виде идей еще с конца 80-х и в своей ранней реализации появился на сцене Club Moral как часть амстердамского перформанса. Летом 1991 года друг Майкла Will I (Ernte) на своем лейбле Cthulhu издает сборник «The Lamp Of The Invisible Light». Наряду с записями Ain Soph, Sol Invictus, Autopsia и некоторых других групп на нем впервые появляются два трека Blood Axis – разумеется, в музыкальном плане не настолько зрелые, как более поздние публикации. В «Lord Of Ages» под простые маршевые ритмы и мелодию «An Overture To The Sun» композитора Терри Такера из культового фильма Стэнли Кубрика «Заводной Апельсин» декламируется стихотворение, вышедшее из-под пера британского поэта Редьярда Киплинга – гимн персидско-римскому богу солнца и богу войны Митре, об античном культе мистерий которого рассказал Мойнихен: «Митраизм включает в себя насильственное очищение – крещение кровью, ритуалы, инициации. Многие, пишущие о язычестве, рассматривают только его светлую сторону – людей, танцующих в лесах и т.д. Митраизм более гармоничен, он содержит не только духовность и свет, но и жестокую, воинственную сторону действительности». (Несколько лет спустя «Lord Of Ages» с прологом «Bearer Of 10.000 Eyes» — античной литургией из храма Митры в римской церкви Санта-Приска – и скрипкой Аннабель Ли появляется на сборнике «Mysteria Mithrae» в обновленном виде). Трек «Electricity» начинается в угрожающе-величественной манере с сэмпла из оперы Elektra (либретто: Гуго фон Гофмансталь) Рихарда Штрауса, памяти которого посвящена песня. Наряду с гостевым участием Бойда Райса (вокал), в треке вновь доминируют синтезированные маршевые барабаны и мрачные клавишные, на фоне которых Майкл сонорным голосом декламирует текст, апеллирующий к ариософу Йоргу Ланцу фон Либенфельсу. Мойнихен затрагивает здесь странный эзотерический текст Либенфельса, который описывал электричество как божественный заряд в людях.

Обложка сборника "Im Blutfeuer"

Обложка сборника «Im Blutfeuer»

В 1994 Blood Axis (при поддержке Альфреда Томаса (Томас Том), главы сатанинской Psychedelic-Electro-Rock-группы The Electric Hellfire Club) отмечается снова двумя треками на сборнике Cthulhu под названием «Im Blutfeuer». Сначала идет «Walked In Line», кавер-версия ранней песни английской пост-панк легенды Joy Division. Версия Blood Axis держится довольно близко к оригиналу (однако «They» переходит в достаточно провокационное «We») и включает в себя – в соответствии с лирикой Иэна Кертиса о нацистской армии – сэмплы из речи Гитлера и дробь марширующих солдат. «The Storm Before The Calm, Part One» (вторая часть на момент написания статьи так и не вышла) – дебютный выход ставшей затем типичной для Blood Axis методики творческого бриколажа, компоновки различных музыкальных и текстовых цитат: укутавшись звуками шторма и траурными хорами на заднем плане, перед нами проносится зацикленное начало из произведения Фридриха Ницше «Heldenklage» (1862), которое создает идеальные условия для декламации Майклом фрагмента символистского романа-аллегории Эрнста Юнгера «На мраморных утесах» (1939), в котором иносказательно представлена нацистская власть. Тревожно-возвышенное настроение этого трека, которое подпитывается записью речи Кодряну, иллюстрирует то, что в романе Юнгера (который итальянский литературовед Марио Прац относил к «запоздалому гостю» европейской decadence-литературы) сплетено воедино – ужас и эстетический дурман перед лицом разрушения; в самом конце трека Мойнихен приводит цитату из романа: «So flammen ferne Welten zur Lust der Augen in der Schönheit des Unterganges auf» («Так вспыхивают дальние миры для услады глаз в красоте заката»). «Красота заката» на дебютном диске «The Gospel Of Inhumanity», изданном в конце 1995 года, получает свою завершенность и виртуозность исполнения, что видно даже по оформлению релиза: картина «Война» (1894) немецкого символиста Франца фон Штука на обложке, внутри изображения тамплиеров, которые попирают распятие ногами, солдат и военных могил, горящего Wicker Man, а также пьяницы в плену у «зеленой феи» (картина Альбера Меньяна 1895 года). Сторонники и противники Blood Axis тут же разделяются на два лагеря. То, что одни называли «несусветным бредом», а другие – «зрелой поэтикой», начиналось с сэмпла из заключительной сцены британского языческого хоррора The Wicker Man, который плавно перетекал в неоклассическую увертюру с хорами и клавесином. За всем этим шла (после нескольких тактов из симфонической сюиты Римского-Корсакова «Шехерезада» с сэмплами из «Заводного Апельсина») органная кантата Баха, которая соединялась с записями Эзры Паунда. Поэт Паунд после Второй мировой войны был обвинен американским судом в государственной измене за свои критикующие Америку выступления в фашистской Италии. Чтобы избежать смертной казни для пользующегося хорошей репутацией новатора англоязычной литературы, его признали невменяемым и на 12 лет отправили в психиатрическую больницу, где были записаны некоторые из его чтений – к примеру, в «The Voyage» можно слышать фрагмент из его первого стихотворения, входящего в Cantos, в котором Паунд представляет историю гомеровской Одиссеи под новым углом. «Eternal Soul» насыщен пронзительными электрогитарами, драм-машиной и суровым голосом Майкла в стиле «рок»-музыки; трек содержит в себе записи Клауса Кински из 60-х, в которых он в привычной маниакальной манере декламирует стихотворение Ницше «Ecce Homo». Ницше, «переоценщик всех ценностей», стал основой для «Between Birds Of Prey»: к спокойному симфоническому звучанию и доносящемуся издалека волчьему вою добавляется декламация Мойнихеном стихотворения «Среди хищных птиц» из лирического цикла «Дионисийские дифирамбы» (1888), мрачного рассуждения о Заратустре, самопалачах и самопознавателях:

Wozu so standhaft?

— höhnt er grausam:

man muß Flügel haben, wenn man den Abgrund liebt…

man muß nicht hängen bleiben,

wie du, Gehängter! —

O Zarathustra,

grausamster Nimrod!

Jüngst Jäger noch Gottes,

das Fangnetz aller Tugend,

der Pfeil des Bösen! —

«Herr, nun laß in Frieden» — еще одна адаптация Баха, в которой можно слышать записанный в тюрьме монолог «американского ужаса» Чарльза Мэнсона – Мэнсон рссуждает здесь на примере Первой мировой войны о безумии братоубийственных войн, что выглядит парадоксально, ведь «Mr. Helter Skelter» произносит самый «пацифистский» текст на альбоме «The Gospel Of Inhumanity». Затем настроение вновь сменяется на воинственное вместе с треком «Reign I Forever»: знаменитая тема «Монтекки и Капулетти» из балета Сергея Прокофьева «Ромео и Джульетта» (1936) дополняется метал-гитарами и шумом грозы, а сам Мойнихен декламирует в этот момент поэму американского поэта Генри Лонгфелло «The Challеnge Of Thor», в которой повествуется о нордическом боге войны, который проносится над землей, размахивая своим молотом. «Absinthe» возвращает нас (еще до общеевропейской легализации и возрождения напитка) к европейской decadence-поэзии и ее зеленой музе, которая здесь превозносится с помощью тревожной психоделической музыки. Мойнихен декламирует искаженным голосом стихотворение «L‘Absinthe» француза Рауля Поншона, а также текст песни французских трезвенников, выступающих против абсента в 1906 году; на заднем плане можно услышать в том числе голос поэта-сюрреалиста Гийома Аполлинера. После этого пьянящего экскурса следует обманчивая тишина ангельских хоровых партий, прежде чем орган и электрогитара сплетутся воедино в финальном треке «Storm Of Steel». Трек отсылает к дневнику Первой мировой войны Эрнста Юнгера «В стальных грозах» (1920); в том, что этот трек следует за «Absinthe», есть также и исторический смысл: если первый описывает практикуемое декадентами неприятие буржуазного мира, то второй, «Storm Of Steel», раскрывает энтузиазм молодежи, которая вовлечена в Первую мировую войну, отражает ее желание снести отживший свое буржуазный мир:

Rejoice, in an Eternity of endless pain!

For their world of insanity left us sane. […]

Now forever gone and to be forgotten,

No epitaph for all that was only rotten.

Многолетняя война на истощение превратила первоначальное боевое воодушевление людей, оставшихся в живых, в безразличие и ожесточенность, что перерастало в безумие или в циничный юмор висельника: во всяком случае, альбом заканчивается 10-минутной «стальной грозой» с сэмплом из «Singin In The Rain» — эта песня также имеет отношение к «Заводному Апельсину»…

Роберт Фербрах

Роберт Фербрах

Ответственным за превосходную запись и высокое качество звучания «The Gospel Of Inhumanity» является гитарист, клавишник и владелец студии Роберт Фербрах, который известен далеко за пределами Денвера, своего родного города; он был гостевым музыкантом и продюсером многих команд – начиная с левой электро-группы Human Head Transplant и заканчивая успешной нео-кантри группой Sixteen Horsepower. После выхода дебютного альбома к Мойнихену присоединяется соратница, которая сыграет в будущем очень важную роль: скрипачка Аннабель Ли, которая получила определенную известность в андеграунд-кругах как актриса экспериментальных фильмов Ричарда Керна и модель немецкого издания New York Girls; до Blood Axis она также работала с проектом Amber Asylum. Благодаря ее скрипке и альту, музыка Blood Axis стала более органичной, что отчетливо видно в треках на последующих компиляциях. Наряду с уже упомянутым участием на «Mysteria Mithrae», группа отмечается треком«Life» на сборнике «Souvenirs From Hell» (1997), треком «Herjafather» на сборнике «Cavalcare la Tigre» (1998), посвященном Эволе, «The Hangman And The Papist» на «The Nitha Fields» (1998), «Der gefallene Engel» на «Saturn Gnosis» (2000) и «The Pact … Of The Gods» (2000), а также фолковым «Wir rufen deine Wölfe» на одноименной компиляции лейбла Aorta. «Life» представляет собой сочиненный Аннабель похоронный марш из почти барочных струнных партий; в качестве лирики взято стихотворение американского поэта-декадента Джорджа Сильвестра Вирека (1884-1962) из его сборника «The Candle And The Flame» («Свеча и пламя», 1912). Не слишком известный в нашей стране Вирек, среди знакомых которого значились Алистер Кроули, Зигмунд Фрейд, Ганс Гейнц Эверс и Людвиг Льюисон, во время обеих мировых войн действовал как пропагандист для немцев; наряду с этим он написал ряд лирических сборников и романов, а также был отцом писателя Петера Вирека. «Herjafather» представляет собой своеобразное обращение к нордическому отцу богов Одину, обрамленное мелодией органа и аккордеона, которая была заимствована из индийского культа Шивы. «The Hangman And The Papist» — это кавер-версия песни английского Folk-/Prog-Rock-коллектива Strawbs, которая была записана в 1971 году и которая повествует о братоубийственном конфликте конфессий в Ирландии. Спокойный трек «Der gefallene Engel» с помощью скрипки Ли и терменвокса подчеркивает психоделическую сторону Blood Axis; Стивен Флауэрс – который известен в Äsatrü-движении под именем Эдред Торссон, издал несколько книг о рунах, а также основал Rune-Gild, — декламирует здесь на превосходном немецком стихотворение оккультиста Грегора А. Грегориуса о светоносце Люцифере.

Символ Fraternitas Saturni

Символ Fraternitas Saturni

Грегориус (Ойген Гроше) основал в 1926 году в Берлине орден черной и сексуальной магии Fraternitas Saturni, о котором Флауэрс также написал книгу.

Jahrmillionen hatte er gestanden vor Gottes Thron

Als Hüter, Wächter und Bewahrer.

Doch als der Sohn zurückgekommen war,

Griff seine Hand ins Leere. […]

Der große Engel, der dort stand,

War einst sein Bruder und Gebieter,

Der ihn verließ.

Nun rief ihn seine Stimme wieder!

Und durch die Sphären klang sein Ruf

Bis zu dem Einen, der ihn schuf:

»Satanas triumphator.«

15 ноября 1997 года Blood Axis в составе Мойнихен/Ли/Фербрах дают концерт в шведском Линчёпинге, приуроченный к десятилетию культового лейбла Cold Meat Industry. Через год записи с этого концерта лягут в основу альбома «Blót: Sacrifice In Sweden» — с фрагментом картины «Midvinterblót» (изображение языческого праздника жертвоприношений в храме Уппсалы) шведского художника Карла Ларссона на обложке. Наряду с многочисленными сэмплами и практически всеми треками с альбома «The Gospel Of Inhumanity», Blót (древнескандинавское слово, обозначающее праздник либо ритуал в честь божества или сезона) содержит также три новых песни: «Seeker» представляет собой кавер на исполненную Фреей Асвинн молитву Одину, которая в данном случае была обрисована чувственным вокалом Мойнихена и психоделической гитарной игрой Фербраха. «The March Of Brian Boru», изданный ранее на Split-сингле с австрийскими друзьями Allerseelen, представляет собой многовековую ирландскую традиционную песнь в честь овеянного легендами короля Бриана Бору – трек эффектно дополняется фиделем и ирландским бубном боураном. «Sarabande Oratoria» — очередной коллаж классической музыки с контроверсивными звуковыми документами: известная сарабанда Генделя из сюиты клавесина в ре минор (которая также звучит в фильме Кубрика Барри Линдон) раскатисто сыграна на органе, во время которой ведется рассказ о сэре Освальде Мосли, основателе и руководителе Британского союза фашистов до Второй мировой войны. На вопрос, почему он использовал запись английского фашистского руководителя, Мойнихен ответил следующее: «Если послушать его и исключить все отсылки к черным рубашкам, можно вполне согласиться с сутью его речи. Не понимаю, почему многие люди не способны на это. К примеру, когда он критикует малодушных людей, не заинтересованных ни в чем, что выходит за пределы следующих пяти минут их жизни, и когда он говорит, что жизнь должна иметь духовное вдохновение – многие люди не соглашаются с этим, скорее всего, вследствие контекста, из которого все это выводится, но для начала мне хотелось бы видеть кого-то, кто разъяснит мне, что это – неправильное суждение».

Обложка альбома "Absinthe - La Folie Verte"

Обложка альбома «Absinthe — La Folie Verte»

Зимой 2001 в сотрудничестве с Les Joyaux De La Princesse группа Blood Axis выпускает альбом, который оставляет позади все воинственные аспекты их прошлых работ; этот альбом полностью посвящен уже затронутой на «The Gospel Of Inhumanity» теме абсента: «Absinthe — La Folie Verte». Изданный в потрясающем оформлении в лучших традициях модерна (плакаты и карикатуры той эпохи, а также фотографии цитируемых поэтов), альбом представляет собой психоделический гимн «зеленой фее» и эстетике конца 19 столетия. LJDLP отвечает здесь за сверкающие звуковые полотна, сотканные из размытых оркестровых партий и подлинных записей музыки Fin de siècle. Аннабель Ли и Майкл Мойнихен внесли свой вклад в виде элегантных скрипок и декламации современной и соотносящейся с выбранной концепцией поэзии. Мойнихен декламирует (наряду с песней против абсента, которая уже была представлена на альбоме The Gospel…) стихотворения любителей абсента: писателя и изобретателя Шарля Кро, современника Верлена и Рембо, а также английского поэта Эрнеста Доусона, друга Оскара Уайльда. Особенно щекотливыми являются три цитаты из романа «Wormwood: A Drama Of Paris» (1890) викторианской писательницы Марии Корелли. Писательница, придерживающая стойких христианских и моралистических взглядов, хотела с помощью романа предостеречь своих земляков от зеленого яда французов-декадентов, однако некоторые пассажи – особенно в интерпретации Мойнихена – выглядят скорее как хвалебные песни:

What an idea that is of yours – «medicinal green»! Think of melted emeralds instead! There, beside you, you have the most marvellous cordial in the world — drink and you will find your sorrows transmuted — yourself transformed! […] with this divine nectar of Olympus I can defy misfortune and laugh at poverty, as though they were the merest bagatelles! Come! — to your health, mon brave! Drink with me!

Фатальная притягательность абсента, которая (якобы) доводила до безумия и зависимости многих художников и поэтов (и не только), нашла свое образцовое музыкальное отражение в этом альбоме. Атмосферная плотность отличается – что характерно для работ LJDLP – аутентичной окраской, которая достигается благодаря частому обращению к старым мелодиям времен цилиндров и шеллака (примерно 1900), а также сыгранными на пианино версиями старых песен, восхваляющих абсент, таких композиторов Прекрасной эпохи, как Фредерик Барбье, Émile Spencer и Émile Durhem. Музыка и лирика переносят слушателя прямо в парижское кафе времен fin de siecle; в одном из помещений одержимый страстью поэт читает свои произведения, в другом – люди танцуют вальс под задорную музыку. К концу опьянение после чрезмерного потребления абсента принимает угрожающие масштабы – слушатель переживает страдания протагониста Корелли, который топит свое разочарование в сладостных объятиях зеленой феи, с каждым глотком приближаясь к безумию… Аутентичный образ «Absinthe — La Folie Verte» не случаен — Blood Axis и LJDLP воспользовались помощью официального музея абсента во французском Овер-сюр-Уаз, и альбом был записан под непосредственным влиянием зеленого эликсира. Концерт в Португалии вошел также в изданный в 2002 году бокс – вместе со специальной ложкой для абсента и переизданием французского научного текста 1863 года, в котором опасность напитка отрицается.

Аннабель Ли и Майкл Мойнихен

Аннабель Ли и Майкл Мойнихен

Помимо данной коллаборации Майкл Мойнихен и Аннабель Ли в качестве гостевых музыкантов участвовали в таких группах, как Fire+Ice, Backworld и In Gowan Ring. В эклектичном альбоме «First Time Hurts» (2002) шведского проекта Cotton Ferox Карла Абрахамссона (Psychic TV, White Strains) слились воедино элементы Ambient, Dub, Reggae и Jazz, декламация стихотворения «Der Vater» Альбрехта Хаусхофера, а также вокал легенды индастриала Дженезиса Пи-Орриджа и афро-шведского уникума Кристера Линдера; Мойнихен представлен здесь своим 12-минутным треком «Sanguine Essence»: на фоне мрачной электронной музыки он читает английский перевод ранних текстов Эрнста Юнгера о «человеке-звере».

С B’eirth (In Gowan Ring) и Маркусом Вольфом (Waldteufel) Ли и Мойнихен также играют в фолк-группе Witch-Hunt, которая специализируется преимущественно на живых выступлениях – в особенности на языческих праздниках, — и которая уже однажды выступала в вальдорфской школе в США. Репертуар Witch-Hunt прежде всего состоит из ирландских, английских и шотландских народных песен с довольно мрачными тематиками и некоторых треков In Gowan Ring и Blood Axis. В 2001 году выходит связанный с концертом Blood Axis и In Gowan Ring в Португалии сильно лимитированный диск Witch-Hunt («The Rites Of Samhain»). На нем можно найти в том числе английскую песню «Two Magicians» (ее альтернативная версия от Current 93 – «Oh Coal Black Smith»), юмористический трек («The Black One») из фильма Ингмара Бергмана «Седьмая Печать», а также ирландские фолк-песни «I Lay Stretched On Your Grave» и (в виде студийной записи от Blood Axis) «Follow Me Up To Carlow». Последний при помощи гитар, фиделя Аннабель и запоминающегося рефрена придерживается курса, взятого «The Hangman And The Papist», и вполне может рассматриваться как предвестник будущих работ Blood Axis. Однако стоит помнить, что музыка для Майкла Мойнихена – это не основная работа; вот уже давно объявленный второй полноформатный альбом «Ultimacy» сильно запаздывает со своим выходом. Слушатель сможет открыть для себя симбиоз «архаичных и современных элементов»; объявлено гостевое участие Иэна Рида (Fire+Ice) и Ulver.

Альбом "Ultimacy" все же впоследствии был выпущен

Альбом «Ultimacy» все же впоследствии был выпущен

Немузыкальные работы Майкла Мойнихена довольно разнообразны; нельзя не упомянуть в этой связи Storm Productions и Dominion Press, лейбл и издательство, на котором были выпущены альбомы дружественных коллективов, таких как Changes, Republic, David E. Williams, Sangre Cavallum и Factrix (ранний калифорнийский индастриал-проект при участии Monte Cazazza), а также многие широко обсуждаемые книги достаточно неоднозначных писателей, как, к примеру, книга «Siege» Джеймса Мейсона — национал-социалиста и почитателя Мэнсона, — «Green Book» ливийского президента Кадаффи, и – когда Майклу было еще только 18 – элитное издание «Антихриста» Ницше (наряду с Ницше и Юнгером, Мойнихен в качестве своих источников вдохновения называет таких поэтов и мыслителей, как Тристан Тцара, Колин Уилсон, Антон ЛаВей и Уильям Берроуз). Через Dominion Press, который был основан Майклом совместно с Аннабель Ли, издавались роскошно оформленные книги, такие как, к примеру, книга об ариософе Карле Марии Вилигуте (The Secret King), эротическое творчество немецко-французского сюрреалиста Ханса Беллмера (Little Anatomy Of The Physical Unconscious, or The Anatomy Of The Image), а также сборник эссе английского философа и эзотерика Джона Мичелла (Confessions Of A Radical Traditionalist); готовятся к выпуску новые тома из серии «забытых и странных работ европейского декаданса и мистицизма». Для крупного американского издательства эзотерической литературы «Inner Traditions» Мойнихен подготовил редакции нескольких книг Юлиуса Эволы, таких как «Introduction To Magic» и «Men Among The Ruins». Философия его издательства – это не аффирмативное распространение пропагандистских материалов, а желание предложить непредвзятую документацию для разумного изучения и оценки (по аналогии с художественной концепцией Blood Axis): «Если вы чем-то интересуетесь, то лучше не слушать и не читать комментарии других людей, а сразу же переходить ad fontes, т.е. к первоисточнику. Это всегда полезно. Это заставляет вам прийти к своим собственным выводам. […] Это активная позиция, а не пассивная. Согласитесь ли вы с источником или нет – это не важно. Важно сохранять здоровый скептицизм по отношению к буржуазному статус-кво и взглядам других людей».

Книга "Lords of Chaos"

Книга «Lords of Chaos»

Наряду с издательской деятельностью, Мойнихен занимается подготовкой разных статей и интервью (к примеру, «Apocalypse Culture II» Адама Парфрей), а также выступает в качестве соредактора журнала Rûna и TYR, альманаха на тему «миф – культура – традиция». В 1998 году он вместе с норвежским журналистом Дидриком Содерлиндом выпускает свою первую книгу «Lords Of Chaos» в издательстве Feral House. Как и следует из ее подзаголовка «The Bloody Rise Of The Satanic Metal Underground», в ней раскрываются истоки поджогов церквей и убийств, которые происходили с начала и до середины 90-х годов, и к которым призывали преимущественно скандинавские и немецкие Black-Metal-коллективы. Наряду с обстоятельными интервью с протагонистами сцены и экспертами по теологическим и субкультурным вопросам (от норвежских пасторов до Антона ЛаВея), Мойнихен освещает историю «сатанизма» в популярной музыке и предлагает экскурсы в психологию, мифологию и политический экстремизм. «Lords Of Chaos» получил несколько наград и множество хвалебных рецензий (даже в христианских кругах), особенно в антифашистской прессе, однако была также и массивная критика, свидетельствующая о плохой осведомленности людей. В конце 2002 года появилось расширенное немецкое издание, дополненное двойным CD, на котором были представлены разные люди – от Кроули и до Psychic TV, от ЛаВея и Мика Джаггера до Ulver, — получившие признание за свою дьявольскую музыку.

Некоторые из высказываний Мойнихена, его пристрастие к «тенденциозной» символике и неоднозначным личностям, а также его настойчивая поддержка таких ценностей, как сила, честь и борьба, сделали его мишенью резкой критики, которая время от времени перерастала в отмену американских концертов Blood Axis. Количество статей, которые обвиняют его в сатанинском или неоязыческом фашизме, очень велико, и понятно, что выражаемые им взгляды, а также эстетика, проявляющаяся в Blood Axis, встречаются с общественным неодобрением. Однако интересен тот факт, что все непредвзятые журналисты, которые пытались составить образ Мойнихена во время личной беседы с ним, приходили к разным выводам; к примеру, журналист Зак Дандас из портлендской газеты левого толка «Willamette Week» говорит следующее: «как гласит старое клише бульварных романов: никто не знает, что скрывается в сердцах злых людей. Но все же, если мы в состоянии делать о других какие-то выводы, то можно уверенно сказать, что Мойнихен – не неонацист. […] Вне всяких сомнений – некоторые аспекты творчества Мойнихена очень тяжело переварить. Однако те, кто атакуют его под видом демократии и толерантности, отказались представить четкую картину его творчества или объяснить свои мотивы».

Взгляды Мойнихена достаточно тяжело классифицировать, и его отвержение современных догм человеческого и общественного совершенствования сложно понять всем политически ориентированным лагерям: «Здесь мои дороги расходятся со всеми этими политизированными людьми, вне зависимости от того, идет ли речь о коммунистах, марксистах, социалистах, которые полагают, что люди могут жить в согласии в широких границах, или нацистах, которые считают, что все могут ладить друг с другом, если они принадлежат к одной расе, или анархистах, которые полагают, что все будут жить в мире, если только упразднить полицию. Все они предаются иллюзиям. Люди должны беспокоиться о том, что происходит в их башке. Они должны для начала ужиться со своими соседями, прежде чем заботиться об основных бедах нашего общества и говорить кому-то, кто отдален на 200 км, что он должен делать». Во всяком случае, Мойнихен, которому бездоказательно приписывают, что он «защищает людей, отрицающих Освенцим» и «оправдывает нацистскую политику уничтожения», утверждает, что он не является ни антисемитом, ни ревизионистом Холокоста, и что он никогда не говорил о том, что нужно «кого-то ненавидеть, и уж тем более за этническую принадлежность человека». Другие обвинения возвращаются к единственному дурному высказыванию, которое уже давно было разоблачено как неудачная шутка «сопливого 15-летнего любителя панк-рока». Не самой убедительной является и его публицистическая деятельность для радикальных андеграундных изданий Plexus и Filosofem: в них печатались статьи, которые были основаны на университетских семинарских работах Мойнихена (одна из статей, в которой рассматривалось влияние мифа о Фаусте на разных правых мыслителей, была опубликована ранее в журнале Церкви Сатаны). Во всяком случае, в этих текстах не было ничего, что разоблачало бы симпатию Майкла к национал-социалистам. Мы решили самостоятельно пообщаться с Мойнихеном, чтобы разобраться с противоречивостью его персоны и его творчества.

ba

Все твои проекты, вне зависимости от того, кем ты являешься — музыкантом, журналистом или издателем, – можно охарактеризовать двумя вещами: высокими требованиями, которые ты выставляешь к себе, а также (в позитивном или в негативном ключе) шумихой, которая является следствием твоей работы. Какими критериями и принципами ты руководствуешься в своих проектах, какие мысли и идеи ты хотел бы передать?

Действительно, все эти разные проекты связаны друг с другом одной красной нитью, или даже лентой. У этой ленты есть две стороны: одна – очень личная (микрокосмическая), а вторая – более широкая, отдаленная (макрокосмическая). Если касаться личной стороны, материал должен производить на меня сильное впечатление и быть эмоционально важным для меня – как правило потому, что он открыл мне глаза на другой мир, о котором я не знал раньше. В широком смысле он должен вызывать преимущественно интеллектуальные гипотезы, или требовать признания другой точки зрения на мир, нежели общераспространенная. Материал должен иметь некоторое культурное значение и являться результатом серьезных творческих, философских или созидательных стремлений. Зачастую в нем представлены сложные воззрения, которые не приветствуются в гладко функционирующем коммерческом и материалистическом мире. Таким образом, публикация указанных вещей в такой бескомпромиссной манере и с таким высоким качеством – это личный вызов; затем уже следует более общий вызов внешнему миру, который и сталкивается с готовым результатом. Действительно, реакция зачастую очень поляризована, но все же при этом не нужно забывать, что те, кто проклинают или превозносят какие-либо вещи, поступают, как правило, слишком ограниченно. Они интересуются только одной гранью и игнорируют остальное. Пример: реакционные левые, которые осуждают меня за то, что я издал книгу с сочинениями Карла Марии Виллигута, никогда не упоминают о том, нашей следующей книгой была работа Ханса Беллмера, который никогда не симпатизировал ни на йоту нацистской Германии (и который в 40-е годы даже выбросил свой немецкий паспорт в водосток).

Те, кто действительно хотят познать мир – и в первую очередь мир людей – просто должны принять то, что он исключительно противоречив на каждом уровне физической и мыслительной реальности. Мои работы открыто и искусно это признают. В этом отношении они так же честны и откровенны, как и произведения людей, которые я издал. Я призываю людей к тому, чтобы они знакомились с творчеством из первых рук и приходили к своим собственным умозаключениям вместо бессмысленного повторения точек зрения других людей.

Я сам заинтересован в том, чтобы знакомиться с разными вещами из первых рук, разделяю ли я мнение по данному источнику или нет. Все остальное – это уже мнения из вторых рук, предубежденные интерпретации или анализы и т.д. У меня нет никакого желания верить тем, кто говорит мне, что это правильно или неправильно, и я сам не заинтересован в том, чтобы говорить это другим».

Корни Blood Axis, как ты сам признавался, лежат в раннем индастриале 80-х (TG, SPK, Monte Cazazza, Whitehouse), и не так давно ты переиздал на своем лейбле Storm американских пионеров этого направления. Одним из самых важных аспектов индастриал-культуры выступало распространение информации по странным и спорным темам. Связана ли твоя издательская работа с этой просветительской традицией?

Да, конечно. Никогда не нужно бояться что-то исследовать. Но, по иронии судьбы, общество, которое громче всех кричит о том, что оно «свободно» и «терпимо», в действительности же является более стандартизированным – и прежде всего в интеллектуальной сфере. В реальности же допустимыми идеями являются только те, которые соответствуют преобладающей материалистической, научной парадигме со своей верой в прогресс. Книги и музыка, которые я публикую, являются чем-то вроде боеприпасов; они представляют противоположные точки зрения и доказывают, что реальность не одноцветна».

Из-за некоторых содержательных и эстетических аспектов твоих работ с Blood Axis и Dominion Press тебя упрекают в фашистских тенденциях. Твой интерес к этим вещам понятен; однако действительно ли ты преследуешь цель сделать представления таких авторов, как Джеймс Мэйсон или К.М. Виллигут, признанными в обществе? В этом отношении  тебя часто упрекают в критических статьях – ты выглядишь (на основе твоего провокационного высказывания в No Longer A Fanzine десять лет назад) антисемитом и отрицателем Холокоста. Не хочешь раз и навсегда расставить все точки над i?

Представления и философские взгляды Джеймса Мэйсона или К. М. Виллигута (которые, как я должен был разъяснить, имеют очень мало общего!) не могут стать «общественно признанными» — это просто смешно. Взгляды Джейма Мэйсона были в высшей степени антисоциальны (и нужно помнить, что другие нацисты недолюбливали его или держали за натурального сумасшедшего), а сочинения Виллигута настолько странные и сомнительные, что они никогда не смогли бы собрать широкую аудиторию.

Что касается всех адресованных мне упреков – у меня имеется на них простой ответ: изучи все мои работы, послушай музыку, ознакомься с текстами песен и вынеси свое заключение. Я не устаю удивляться тому, что люди обнаруживают в моем творчестве какие-то явные политические послания, поскольку я испытываю отвращение к политике, считая ее пустой тратой времени. Не принимая во внимание локальный уровень (а только на нем может существовать реальная «демократия»), я считаю политику в корне вредной.

Те, которые присваивают мне какие-то политические недалекие представления, страдают извращенной психологической «проекцией». Они видят мир исключительно через призму общепринятых (и в конечном счете нетерпимых) политических мнений. И они имеют наглость действовать так, будто я – подозрительный политический стратег с продуманным планом, старающийся изменить образ мыслей людей. Это смешно, но при этом, по всей видимости, они чувствуют, что правда на их стороне. Если, как дон Кихот, создавать образы врага, против которых можно бороться, то это дарует цель жизни и ее предназначение. Некоторые люди собирают почтовые марки или бутылочные пробки. Но такие одномерные люди со своими хобби и своими движениями – это, в конечном счете, просто зануды»

Если у Blood Axis и есть какая-то миссия, то о ней можно сказать обобщенно словами самих музыкантов: «Blood Axis поддерживает свободное мышление и отказывается от всех тоталитарных идеологий 20 века. Blood Axis был и остается группой вечных аутсайдеров, основной интерес которых лежит в творческом искусстве, а не в политике. Blood Axis требует иконоборческого мышления вместо самодовольных предположений, бездарного конформизма и общественно-политических, моральных или религиозных догм. Blood Axis представляет «серую зону» многозначности, стоящую далеко в стороне от упрощающих категорий или утопических фантазий».

***

annabel_lee

Наряду с участием в таких коллективах, как Blood Axis и Waldteufel, и работой переводчиком в Inner Traditions, Аннабель Ли также смогла найти время и на свой собственный проект Alraune, названный в честь овеянного легендами растения, самого известного романа ужасов немецкого фантаста и декадента Ганса Гейнца Эверса и «Albruna, божественного женского образа, описанного Тацитом в ‘Германии’». Проект на текущий момент выпустил лишь три минималистических неоклассических трека. «Twilight» (с «Cavalcare la Tigre») основан на стихотворении Роберта Тейлора (Changes) о богине Венере – в этом треке ангельский вокал Крис Форс (Amber Asylum) дополняется жалобной скрипкой Ли. «Sleep, Brigitte, Sleep» (с «The Nitha Fields») – адаптация с помощью скрипки, альта и бас-гитары мелодии шведской народной песни; жуткая колыбельная, исполненная Ли. В 2002 году выходит песня «Mandragora» на Infernal Proteus, музыкальном гербарии в форме книги, каждый из участников которой (Allerseelen, Amber Asylum, Chaos As Shelter, Waldteufel) посвятил себя одному определенному растению. При поддержке Майкла Мойнихена (барабаны, вокал), Аннабель Ли отдает дань корню мандрагоры (mandragora officinales) в виде чувственно-сказочной песни. Вместе с ранними коллегами по Amber Asylum – Крис Форс и Мартой Бернс – Ли отмечается также на «As The Crow Flies» (2001), первом сольном альбоме вокалиста Neurosis Стива Фон Тилла, который уходит в сторону задумчиво-меланхолической и минималистической фолк-музыки в духе раннего Леонарда Коэна.

***

wolff

Waldteufel – это название проекта, который играет «эзотерически-авангардную народную музыку». Основал этот проект американец немецкого происхождения Маркус Вольф сразу после того, как он покинул в середине восьмидесятых созданную им Industrial-Avantgarde-формацию Crash Worship. Crash Worship представлял собой, прежде всего, проект, направленный на постановку вакхических концертных спектаклей, не скупившихся на мощную перкуссионную музыку, вино и огонь. Концептуальное различие между Crash Worship и Waldteufel (несмотря на то, что оба проекта испытывали страсть к перкуссии) разъяснил сам Вольф: «Crash Worship был, в частности, шагом в сторону от языка как «нормального» средства коммуникации. В ранние годы мы употребляли только грубые крики и вопли, обрывки слов и вокализацию, которые являлись чем-то большим, чем просто пение. В Waldteufel я вновь обрел поэтическое и лирическое. Я начал сам писать тексты, я открыл для себя многообразие практически или полностью забытой немецкой поэзии. […] Waldteufel с самого начала планировался как акустический проект (в той или иной степени), но это может меняться с течением времени».

Заголовок «Waldteufel» апеллирует к сказкам и сагам о зловещих лесных жителях, о приближении которых говорил ревущий звук фрикционного барабана, и напоминают об эльзасско-еврейском композиторе Эмиле Вальдтейфеле, про которого у Вольфа «было сумасшедшее видение о записи странных Dub-вальсов». Первый сингл «Der große Rausch» (1996) посвящен любимому композитору Вольфа Карлу Орфу; затем выходят в основном треки на сборниках, такие как «Wolfszeit» («Cavalcare la Tigre»), инструментал «Perchtentanz» («The Nitha Fields») и остроумное переложение на музыку стихотворения Германа Лёнса «Lucifer» («Lucifer Rising»). Особенно бросается в глаза последний трек, демонстрирующий всю странность музыки Waldteufel, в котором вокал Вольфа и его свист накладываются на замученный аккордеон. Рецензенты прибегали к таким описаниям, как «Tiny Tim среди любителей пеших походов», хотя сам Вольф сравнивал себя с Иваном Ребровым. Сам он воспринимает это спокойно: «Честно говоря, «комичный» или «странный» — для меня это не совсем негативные оценки. […] Естественно, в Waldteufel присутствует определенная доля плутовства и веселья, я этого не отрицаю. […] Иногда даже пропадает граница между серьезностью и развлечением; я – большой сторонник китча, что, возможно, и повлияло на меня».

CD «Heimliches Deutschland» (2001) выходит при активной поддержке Аннабель Ли (скрипка, альт, аккордеон), с гостевым участием таких музыкантов, как Майкл Мойнихен (боуран), B’eirth (флейта). Использование лирики таких более или менее национальных поэтов, как Герман Вирт, Богислав Фон Зельхов, Антон Ренк позволяет сформировать естественно-языческое настроение, и когда странным образом встречаются вместе фидель Ли и вокал Вольфа, создается впечатление, что вот-вот из-за дерева выглянет леший. Архаично-барабанные треки, такие как «Neun Welten All» и «Irminsul» соседствуют со зловещими рассказами, как «Am Wodansmal», и современно звучащими песнями, как «Wolfsstund», с грубой бас-гитарой. Даже изучив заголовки треков, уже становится ясно, что собственная лирика Вольфа вращается вокруг тем скандинавской мифологии. Особенно выделяется в музыкальном плане сыгранный Аннабель Ли инструментальный вальс «Von Saat und Ernte». Стержнем альбома является интерпретация «Lützows wilde verwegene Jagd» Теодора Кёрнера и Карла Марии фон Вебер. Вместо прусского майора Адольфа фон Лютцова, который выступал против Наполеона, здесь поставлен отец богов Один:

Was glänzt dort vom Walde im Mondenschein?

Hörs näher und näher brausen

Es zieht sich herunter in düstren Reihen

Und gellende Hörner schallen darein

Und erfüllen die Seele mit Grausen.

Und wenn Ihr die schwarzen Gestalten fragt:

Das war, das war Wodans wilde verwegene Jagd.

На уже упомянутом в Alraune сборнике «Infernal Proteus» (2002) отметился и Waldteufel, который раскрывает свою часть флоры – «тис» с его многочисленными мистически-магическими значениями. В 2003 году выходит четырехтрековый EP «Eines Gottes Spur», который остается верным выбранной вакхически-барабанной линии. Трек «Stürme» представляет собой переложенное на музыку стихотворение немецкого поэта Фридриха Рюкерта, который заслужил известность в основном как переводчик персидского мистика Хафиза. В том же году Waldteufel издает гипнотическую, окаймленную электрогитарами интерпретацию стихотворения Фридриха Хильшера «Wir rufen deine Wölfe», которая представлена в сборнике с аналогичным названием.

Маркус Вольф под вывеской «Heidnischwerk» также занимается скульптурой и графикой: он создает рельефы и рисунки, которые – естественно – имеют отношение к германским сагам и скандинавским богам. Обложка альбома «Sovereign» команды Neurosis, играющей психоделический Hardcore-Doom, была оформлена Маркусом; на ней изображен символ группы («N-Rod») и их звукозаписывающей компании Neurot Recordings.

Поделиться

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Получать новые комментарии по электронной почте. Вы можете подписаться без комментирования.