Orplid, Forseti, Ernte, Darkwood, Sonne Hagal, Aurum Nostrum, Hekate, Dies Natalis, Werkraum, Empyrium

Дата публикации:Февраль 14, 2018

Keiner Hoffnung

Milde Gabe

Stärkt den edlen Geist, der wacht,

Ruhmlos darbend

Ob des Bangens

In den Abendlandes Nacht.

 

Orplid, „Das Abendland

Некоторые из групп, к которым мы обращаемся в статье, играют немецкий фолк. При этом они никогда не фигурировали в хит-парадах народной музыки (где были представлены такие музыканты, как Maria Hellwig или Heino), и вряд ли это случится в будущем, поскольку их творчество не похоже на тот тип народной музыки, который пользуется широким успехом у публики. Их песни по своей эстетике, содержанию и атмосфере находятся в прямой связи с традициями немецкого романтизма: мост, соединяющий стихотворения Гёльдерлина и Уланда, сказки братьев Гримм с неоромантизмом Германа Гессе и различными молодежными движениями начала XX века, как, к примеру, Вандерфогель. Группы, корни которых лежат частично в панке, готик-роке, индастриале и метале, не ограничиваются одними лишь фольклорными мотивами; однако в музыке и лирике слышатся отголоски романтизма.

Orplid

Жители Галле Uwe Nolte и Frank Machau изначально играли в метал-группе Rückgrat; в 1997 году они выпустили дебютный альбом Orplid, в котором они продемонстрировали свое собственное, самобытное понимание народной музыки: диск открывается треком «Das Alte Jahrtausend» с маршевой музыкой, сэмплами из григорианских песнопений и военным шумами. Фолк-трек «Bruder Luzifer» отдает дань уважения Светоносцу, Сыну зари, в то время как в «Totenlied» цитируется стихотворение Аннетте фон Дросте-Хюльсхофф «Die ächzende Kreatur» под зловещий лязг цепей и тревожные звуки органа. Заглавный трек, Orplid (райский остров в стихотворении Эдуарда Мёрике «Gesang Weylas»), чарует своими неоромантическими фортепианными аккордами и нежным пением Клаудии Арндт в дуэте с Уве Нольте: «Auf deinem weichen Strand / Wandeln die Götter noch / Orplid, du fernes Land». В треках «Der König der Elfen» и «Balder» под размеренные звуки гитары, виолончели и маультроммеля Клаудия повествуют о смерти северного бога света – причины гибели богов. «Der Merseburger Rabe» — а капелла (за исключением небольших фоновых шумов), продолжающая традиции романтических готических баллад в духе Готфрида Августа Бюргера и Генриха Гейне; лирика песни отсылает к местной средневековой саге (и по сей день плутоватый ворон с золотым кольцом в клюве красуется на гербе Мерзебурга). Также нам демонстрируется образ вервольфа (отсылки к шаманским традициям оборотней или дикому человеку?) , и под помпезное средневековое звучание мы погружаемся в нестареющую страну чудес. В конце альбома слушателя ожидает на первый взгляд диссонирующий с музыкой Orplid звуковой коллаж «Sodom und Gomorrha», который на поверку оказывается саркастическим плевком в сторону трэш-культуры и медиамании: в переплетении искаженных техно-ритмов можно расслышать писк телефонов, разговоры людей, выкрики «Yeah!» ведущих музыкальных каналов, ликование публики – словно это одно из бесчисленных вечерних ток-шоу. Однако все это тонет в звуках грозы, и грубый голос постулирует о том, «что в действительности должно иметь значение».

Дебютный альбом завершается мягкими гитарными пассажами (спокойствие после бури?), звучащими примирительно и миролюбиво. Специально для выпуска альбома Orplid дрезденец Стефан Покрандт (Stephan Pockrandt) основал лейбл Eis & Licht. Стефан в свое время был издателем небезызвестного журнала Sigill, освещающего неофолк-сцену. Впоследствии на лейбле Eis & Licht были изданы не только немецкие неофолк-коллективы (Forseti, Sonne Hagal, Dies Natalis), но и международные представители жанра (Ostara, Lux Interna, Backworld, Scivias и т.д.).

CD «Heimkehr» (1998) не рассчитывался на широкую публику – он был издан в количестве 44 экземпляра для круга друзей: «Heimkehr оказался настольно нордическим, что мы сами ужаснулись нашему хладнокровию. Мы не в силах сделать эту поделку доступной для более широкой аудитории. Любовь к ближнему препятствует нам в этом!» При этом любовь к ближнему, однако, не мешает Nolte и Machau опубликовать три трека «поделки» на 10” «Das Schicksal» (1999), которые демонстрируют сильную связь с северной мифологией: агрессивный трек «Walhalla», эмоциональная баллада «Bifrost» (радужный мост, соединяющий Мидгард, человеческий мир, с божественным царством Асгард) и медитативный ambient-трек «Naglfar» (огромный корабль великана Муспелля) насыщены терминологией из Эдды. С другой стороны, трек «Abschied»  касается темы любовного краха и в музыкальном плане напоминает дебютную работу «Orplid» — вокал Клаудии под аккомпанемент фортепьяно и виолончели: «In ferner Sommernacht, die längst vergangen / Zerriß in meiner Brust der Liebe Band».

Фолковый финал «Das Schicksal» содержит цитаты из одноименного стихотворения Фридриха Гёльдерлина, который являлся для Нольте «певцом молодости, Икаром оскверненной эпохи, […] классическим примером поэта такого типа». Другие авторы, которые особенно повлияли на Нольте: Герман Гессе, Эрнст Юнгер, Стефан Цвейг, а также современный лирик Рольф Шиллинг.

Наряду с увлеченностью романтической поэзией, Orplid также касаются и актуальных мировых событий, что находит свое отражение в EP «Geheiligt Sei Der Toten Name» (2000; также известен под названием «Serbien»). Пять треков – частично электронные маршевые гимны, частично фолк-песни – касаются военных конфликтов на Балканах в целом (которые не угасают с начала прошлого века) и нападения НАТО на Югославию весной 1999 года в частности. В заключительном треке под элегические струнные слышится голос диктора, который задает вопрос, кто последний раз бомбил Белград, и дает сам же ответ: «Адольф Гитлер»». Военную тему продолжает вышедший в том же году 10”-релиз «Barbarossa». Барбаросса – прозвище римско-германского императора Фридриха I Гогенштауфена, который утонул в сирийской реке во время Третьего крестового похода. Согласно легенде, Фридрих I не умер – он заключен в гору Кифхойзер в Тюрингии; в этом контексте можно вспомнить и другого мифического правителя, короля Артура, который «был, есть и будет» (первоначально в легенде о горе Кифхойзер упоминался Фридрих II Гогенштауфен, но уже позже в ней стал фигурировать Фридрих I).

Этот лейтмотив Orplid передают в трехчастной композиции, похожей на радиопьесу, которая начинается возвышенными хорами и плавно перетекает в гневные речи императора. Текст, написанный Уве Нольте, с одной стороны посвящен высшим идеалам, которые отражены в легенде о Барбароссе. С другой стороны, лирика повествует о кровожадной жестокости таких мифов в руках тех, кто использует их в качестве подстрекательства к войне:

Ich habe geopfert die Jugend der Völker,

Mir mordend den Glanz meiner Herrschaft bewahrt,

Es lohte im Scheine verbrennender Städte

An nächtlicher Kuppel mein flammender Bart.

Этот воинственный жест облекается в музыку в третьей части, дополняясь чеканными ударными, фанфарами и сэмплами сирен, которые, кажется, перемещают слушателя на современное поле брани – «планом Барбаросса» называлась операция Гитлера по нападению на Советский Союз в 1941. На стороне B содержится трек «Wielands Fluch» — переложение на музыку стихотворения о немецком кузнеце Виланде, который смастерил крылья, идентичные Дедалу, и на них прилетел в Вальхаллу:

Welt! im Flug bin ich entronnen

Dem Verhängnis deiner Wonnen,

Deinem Gram, den du gesät.

Ich erkannte deine Tücke,

Nun ich deiner Nacht entrücke

Als lebendiger Komet.

Несмотря на то, что на релизе «Barbarossa» отсутствуют фолк-элементы в более узком смысле этого слова (здесь мы подразумеваем гитару), он позволил Orplid еще раз подчеркнуть свое лидирующее художественное положение среди основных протагонистов немецкоязычной неофолк-сцены. Если серьезная студийная работа будет помножена на соответствующее сценическое присутствие (до сих пор концерты Orplid можно было по пальцам пересчитать), то круг слушателей будет непременно расти. У Frank Machau есть даже конкретные идеи для этого (к слову говоря, это всего лишь один из примеров его многочисленных иронических интервью): «я подожгу на сцене несколько крестов и продемонстрирую уважаемой публике средний палец. Чтобы соответствовать стереотипным представлениям, я бы охотно добавил бы что-нибудь сексистское, но Уве считает, что так мы лишимся женской аудитории. Очень жаль».

Однако второй полноформатный альбом «Nächtliche Jünger» (2002) показал, что Orplid вряд ли лишатся своих слушателей. Более зрелые, чем на дебюте – вокальные партии и гармонии декларируют полный разрыв с субкультурным прошлым – фолк-баллады излучают меланхолию, но при этом насыщены романтическим героизмом. Метал-прошлое Machau и Nolte проявляется лишь в редких вкраплениях электрогитар, в то время как мелодическая перфекция по большей части коротких песен указывает на влияние таких исполнителей песен, как Скотт Уокер и Жак Брель. «Erzengel Michael» в лирическом плане является дополнением к «Bruder Luzifer» с первого CD:

 

Am Himmel steht tief schmerzgebeugt Erzengel Michael,

Verbrannt vom Zorn, der ihn erfüllt, als er noch jung und stolz. […]

In seiner Hand hält er das Schwert, mit dem er niederschlug

Den Morgenstern von gleichem Blut, der Herr es ihm befahl

Ohne Zögern, er folgte und verbannte seinen Bruder gnadenlos. […]

Doch alles Glück, das er empfand nach seinem großen Sieg,

Zerstob im Wind, er einsam darbt, und seine Seele welkt.

Lauthals verflucht er Gottes Wort, das frevelnd er befolgt.

In ihm erwacht sein alter Stolz, er zückt sein Flammenschwert. […]

Образ сомневающегося архангела – это не только отсылка к библейским писаниям (фрагменты из Откровения Иоанна Богослова), но и насыщенное символами продолжение полемики на тему «Geheiligt Sei Der Toten Name»: «музыкальные и лирические части были написаны во времена военных действий против бывшей Югославии, когда Германия, настрадавшаяся от войн, в своей раболепной преданности по приказу финансового бога США рисковала своими и чужими человеческими жизнями. Все это было кощунственным образом сделано в угоду гуманизма, так часто постулируемого, но недостаточно практикуемого в западной системе ценностей. С точки зрения человеческого, войны не могут приводить к приемлемым решениям или быть «человеко-ориентированными», как бы ни пытались это подавать СМИ. Конфликты, пусть и визуально остановленные, продолжают тлеть, и они вновь могут разгореться в каком-либо другом месте или в другое время – посмотрите на 11 сентября 2001 и оцените последствия этой катастрофы!» Наряду с этим аллегорическим смыслом, «Erzengel Michael», а также трек «Maria» в контексте альбома представляют собой сплетение еврейско-христианских и древнеязыческих символов, что мало чем отличается от работ Sol Invictus и Ostara. Кульминацией «Nächtliche Jünger» является исполненный Надин Шпиндлер трек «Das Mädchen aus der Fremde», трогательное переложение на музыку стихотворения Фридриха Шиллера. К элегической красоте таких песен, как «Wintemacht» и «Stille» (здесь также слышатся несколько психоделические звуки электрогитары) добавляются композиции на стыке неоклассики и экспериментального звучания: титульный трек альбома, лирическая интерпретация греческого мифа об Аполлоне и Пифоне, а также инструментальный «Auferstehung», содержащий хоралы из «Barbarossa» (становится понятно, о каком «воскрешении» идет речь)…

Нельзя не упомянуть и про художественную деятельность Уве Нольте вне Orplid – написание стихотворений, а также создание фотографий, которые в сюрреалистическом ключе раскрывают мифологические темы. Как фотохудожник, Нольте показал себя на альбомах «Aryana» (2002) и «Himmlische Feuer» (2004) проекта Leger Des Heils (так называлась голландская Армия Спасения); поэзия Рильке, Джорджа, Эйхендорфа и Ласкера-Шюлера здесь смешивалась с неоклассическими маршами и синтпоп-музыкой 80-х. Кроме того, Нольте совместно с Nadine Spindler и братом Клаудии Арндт Андреасом, опытным фламенко-гитаристом, создали другой музыкальный проект под названием Sonnentau: на 10″-пластинке «Das Laub fällt von den Bäumen» (2003) они выпустили одноименную народную песню; в целом это легкая акустическая фолк-музыка с осенней лирикой и практически южными гитарными мотивами. К противоположному музыкальному полюсу относится коллаборация Нольте и Андреаса Арндта — проект Barditus, представляющий собой высокопарный неоклассический слог с уклоном в блэк-метал («Die letzten Goten», 2004). Также Уве вместе с Клаудией Арндт работает над иллюстрациями к детской книге – красочным проектом, который «не имеет ничего общего с нашими стереотипами культурно-пессимистичных мракобесов». Цель основания своего лейбла и магазина для Нольте — сделать творчество дружественных музыкантов, писателей и художников более доступным для публики. Одной из первых музыкальных коллабораций станет диск, посвященный немецкому романтику Йозефу фон Эйхендорфу – на нем отметятся такие коллективы, как Orplid, Waldteufel, Sonne Hagal и др. Выйти этот диск должен прямиком к году Эйхендорфа в Галле – в начале лета 2005.

***

Forseti

Forseti, проект тюрингца Андреаса Риттера, еще в большей степени, чем Orplid, тяготеет к немецкой классической музыке и романтике, а также к поклонению природе: уже на дебютной 10”-пластинке «Jenzig» (2000) Риттер приводит потрясающую музыкальную интерпретацию стихотворения Людвига Уланда «Gesang der Jünglinge», а «Erlkönig» представляет собой переложение на музыку известного стихотворения Гете: «Erlkönig для меня – часть моей родины. Хотелось бы мне знать, что испытывал Гете, когда он прогуливался по близлежащим лесам. В любом случае, Erlkönig – это одно из самых красивых стихотворений той эпохи».

В общем, Риттер вдохновлялся такими романтическими поэтами, как Мёрике, Эйхендорф, Клаудиус, Шиллер и Гёльдерлин – в дополнение к его тяге к современным писателям, таким как Пауль Целан и Фридрих Дюрренматт. Природно-романтический аспект наиболее ярко проявляется в «Heilige Welt»: «Und die Kräfte der Natur, sie werden auferstehen / Ewiglich die Erde neu gedeiht». Имеются отсылки и к скандинавской мифологии, что проявляется уже в названии группы: Форсети, сын Бальдра, выполняет в Асгарде роль судьи. В «Abschied» также воспевается Рагнарёк. Меланхоличная баллада «Wolfszeit» затрагивает более личные темы, характерные для многих деятелей искусства, представленных в этой книге: крах мечтаний и бренность бытия. Заключительный трек «Jenzig» в данном контексте (как и фотография на обложке диска) представляет собой отсылку к детским годам Риттера, когда он совершал длительные походы по Йенцигу и другим горам в районе Йены. У подножия горы расположена статуя Лесного царя, что и замыкает концептуальный круг альбома. Помимо непременных гитар и фирменного аккордеона, все треки на «Jenzig» содержат множество классических инструментов, таких как виолончель, валторна и флейта. В качестве музыкальной инспирации Риттер наряду с классической и неоклассической музыкой называет таких авторов-исполнителей песен, как Леонард Коэн и Джонни Кэш.

Природно-романтический концепт продолжается на альбоме «Windzeit» (2002), который содержит музыкальное переложение стихотворений Германа Гессе («Welkes Blatt») и Рикарды Хух («Einsamkeit»); лирику к двум трекам написал Уве Нольте из Orplid, который также приложил свою руку и к одному из треков на дебютной работе Forseti. В качестве прелюдии использовано стихотворение «Verzweiflung» из романа «Die schöne Magelone» («Прекрасная Магелона») Людвига Тика. Впоследствии стихи из романа также были положены на музыку Брамсом:

Nicht klag’ich, und mag ich nun scheitern,

Im wässrigen Tiefen vergehn!

Mein Blick wird sich nie mehr erheitern.

Den Stern meiner Liebe zu sehn.

So wälzt euch bergab mit Gewittern,

Und raset, ihr Stürme, mich an,

Dass Felsen an Felsen zersplittern!

Ich bin ein verlorener Mann.

 

В качестве гостевых музыкантов представлены участники Sonne Hagal, а также Дуглас Пирс, который подарил лирику и вокал к «Black Jena (This Time The Victim Is Desire)». В свою очередь, Риттер помог с записью музыки к альбому Death in June «All Pigs Must Die». В музыкальном плане «Windzeit» — более спокойный, интровертивный альбом, чья меланхолия размеренных гитар, флейт и струнных нарушается лишь изредка. Альбом представляет собой живительный, атмосферный вклад в природный романтизм, некоторые обозначают Forseti как немецкий (и мрачный) Simon & Garfunkel… «Windzeit» был выпущен в великолепно оформленном боксе с CD-версией «Jenzig», синглом с адаптацией финской народной песни «Dunkel die Wälder», а также live-CD, который включал в себя помимо всего прочего хит Oktoberklub «Sag mir, wo du stehst»…

Альбом «Erde» (2004) содержит в себе музыкальные переложения Тика и Хух, романтические идеалы которых привлекали Риттера: «Поиск – это настоящая задача, суть, цель. Мне присущи некоторые романтические мотивы: связь природы и духа, природный мистицизм в целом или даже возвращение к языческим культам и легендам, к народной поэзии и т.д. Однако я, безусловно, осознаю, в какое время я живу. Я мечтаю о прошедших днях, о великих временах, но, естественно, смотрю и вперед». Взгляд в будущее на «Erde» охватывает и работы дружественных коллективов, чье творчество также содержит природно-романтические мотивы: к примеру, каверы «Eismahd» (Sonne Hagal) и «Das Abendland» (Orplid). В качестве приглашенных музыкантов фигурируют украинский оперный певец Андрей Кулинич, B’eirth (In Gowan Ring), Kim Larsen (Of The Wand And The Moon), а также Иэн Рид (Fire + Ice) – последний исполняет в своей сдержанной манере песню «о природе и духе, о скрытых смыслах, которые можно предположить, но которые невозможно познать».

Schmeckst du das Sah des Meeres

Im Wandel der Gezeiten.

Ein Sehnen nach der Feme,

Nach unbekannten Weiten.

Kannst du im Traum erahnen

Verborgener Sinne Macht,

Die deinen Geist begleiten

Durch tiefe Erdennacht.

 

Альбом «Erde» закрывает трилогию, начатую с «Jenzig» и «Windzeit», и иллюстрирует безупречное музыкальное выражение природного романтизма – взаимодействие лирики, фотографий природы, фольклорных и классических инструментов на этом альбоме может стать заключительной фазой данного творческого этапа Forseti: «Что будет дальше? Возможно, этап природной лирики для меня временно завершен, возможно, я буду рассказывать больше историй или перекладывать на музыку старых классиков. Возможно, буду продолжать уже начатое. В любом случае, я не стану сидеть без дела, я нахожусь все время в поисках».

***

Ernte также заслуживают своего упоминания в книге, несмотря на тот факт, что за более чем 10 лет они выпустили всего лишь несколько треков – в конце концов, они являются пионерами немецкоязычного неофолка. Will I и Rose стоят не только за Ernte – как мы уже упоминали в первой части – но и за лейблом Cthulhu Records, который публиковал работы таких коллективов, как Blood Axis, Changes, Ain Soph, A.C.T.U.S, Upsland и т.д. Will I в 1980-х годах издавал легендарный индастриал-журнал The Feverish. Для компиляции «Im Blutfeuer» (1994) Ernte записали трек «Sonnenwende», который основан на лирике анонимного автора и изображает языческий праздник солнцестояния как надежный ориентир в изменяющемся мире. В музыкальном плане это подчеркивается скупыми акустическими гитарами, а также вокалами Will I и Rose. Свой вклад внес и Тони Уэйкфорд, который представлен на том же сборнике со своей группой Sol Invictus – он записал свою интерпретацию трека Джона Кейла «Hedda Gabbler». На сборнике «Mysteria Mithrae» (1996) Ernte представлены песней «Stolze Herzen», которая посвящена персидско-римскому божеству Митре: «многие аспекты этой некогда популярной и периодически конкурирующей с христианством религии наполнены символизмом и мудростью. Хотя многое и было мрачным, […] митраизм стоит упомянуть за прекрасную архитектуру, скульптуру и фрески, детали которых отражают идеологию сложности и глубины митраического космоса». Трек «Stolze Herzen» открывается сэмплом, который, по всей видимости, был взят из старого пеплум-фильма, после чего под гитарную игру и обширную перкуссионную линию происходит обращение к божеству.

Will I & Rose

В чем вы черпали вдохновение для записи природно-религиозных гимнов, как «Sonnenwende» или «Stolze Herzen», которые помогли сформировать немецкоязычный неофолк? Придерживались ли вы какой-либо музыкальной/духовной традиции или просто следовали за современными неофолк-коллективами, такими как Sol Invictus?

«В то время, когда мы записали «Sonnenwende», мы активно увлекались скандинавской мифологией, шаманизмом и природными (этническими) религиями. Когда я натолкнулся на определенный фрагмент текста в книге, в голове сразу же возникла мелодия, и мы записали нашу первую песню под именем Ernte.

Римский культ Митры – одна из многих увлекательных тем, которые нам интересны, и потому мы решили записать «Stolze Herzen» для компиляции «Mysteria Mithrae».

После закрытия проекта Mental Measuretech мы сначала хотели играть простую музыку без компьютера и синтезатора. Rose уже играла в фолк-группах, и нам всегда нравились такие группы и артисты, как Leonard Cohen, Simon & Garfunkel, Pentangle и т.д. Конечно, мы слышали и про Death in June, Current 93, Sol Invictus. Однако это было скорее эмоциональное решение – взять акустическую гитару, и счастливое стечение обстоятельств, что наш друг Тони Уэйкфорд так энергично содействовал нам. При этом было бы большой ошибкой рассматривать Ernte как чистую неофолк-группу, поскольку мы применяли иные стилистические средства. Использование немецкой лирики было для нас само собой разумеющимся, поскольку это тот язык, на котором мы говорим и который лучше всего понимаем».

Ernte работали не только в фолк-пространстве – на сэмплере «Lucifer Rising» (1999) они выпустили впечатляющую музыкальную интерпретацию стихотворения Гете «Prometheus», представляющую собой шумовой цикл, сопровождаемый ритуальными барабанами и диссонантными горнами, под которые Will I цитирует фаустианский текст. В музыкальном плане «Prometheus» напоминает о первом проекте Ernte под названием Mental Measuretech (CD «Songs From Neuropa», 1993), который существовал с середины 80-х до начала 90-х и выпускал минималистично-оркестровую электро-музыку. Кроме того, этот коллектив записал трек с голосом Пауля Целана, который продекламировал свою знаменитую «Фугу смерти», а также переложили на музыку стихи Бодлера и Лу Андреас-Саломе; на альбоме представлена альтернативная версия «Sturmlied» Allerseelen.

В недавнем прошлом Ernte совместно с французским инди-поп коллективом Liquid Team представили на 7″-трибьюте «A Tribute To Spacemen 3» (2002) кавер-версии группы Spacemen 3 (предшественник Spiritualized), в которых группа уходит от фолка в сторону поп-музыки. Планируемый ранее 7″-сплит с Tribes of Neurot, экспериментальным сайд-проектом группы Neurosis, так и не был выпущен; предполагаемый вклад Ernte (с Аннабель Ли из Blood Axis на скрипке) должен был называться «Ein letztes Lied» (это переложение на музыку стихотворения немецкого экспрессиониста Георга Гейма будет впоследствии опубликовано на 7″-переиздании «Sonnenwende»). Полноформатного альбома, который бы раскрыл весь богатый потенциал Ernte, приходится ждать дальше.

***

Darkwood

В 1999 году на неофолк-сцене дебютировал бранденбургско-саксонский проект Darkwood композитора, певца и гитариста Henryk Vogel, что было сделано со следующей целью, как следует из самопрезентации:

«Различные темы, охватываемые Darkwood, следует рассматривать с аналитическо-исторической или психологической точки зрения. Описывается или исследуется влияние особых событий и экстремальных ситуаций на психику или судьбу индивидуума. Собственная или адаптированная лирика, как и рассматриваемые персоны, несут в себе исключительно историческое или психологическое отражение. Прошлое нависает как окровавленный меч над нашими головами. Мы омрачены болью войны, запретной любовью к нашей родине и забытой красотой традиции и природы».

Дебютная работа «In The Fields» выделяется большим количеством треков, электронными нововведениями и выдающимися фолк-песнями («Winter» с красивой виолончелью и флейтой, «The Hidden Stone» с доминирующей вокальной партией Nadja Stahlbaum). Практически вся лирика насыщена языческими метафорами и мрачно-романтической лексикой, хотя война и военные традиции остаются ведущей темой, что нашло свое отражение и в оформлении альбома: фотографии дрезденских кладбищ перемежаются со снимками руин «Прорского колосса», дома отдыха, построенного по заказу движения «Сила через радость», который расположен в Проре на Рюгене. Этим картинам соответствует музыкальное переложение стихотворения «Lieds der Kämpfer» Герхарда Шумана, придерживающегося теории «Крови и почвы», чье стихотворение, восхваляющее войну, в мрачной, интровертивной интерпретации Фогеля меняет свой смысл и становится отражением слепого солдатского повиновения:

Als wir die Fahne durch das Grauen trugen –

Wir fragten nicht und wussten kaum warum.

Wir folgten, weil die Herten herrisch schlugen,

Durch Hohn und Hass, marschierten treu und stumm. […]

Auch als der schwarze Tag uns schier zerschmettert,

Wir fragten nicht, wir brachen nicht ins Knie.

Wir folgten dem, das aus der Fahne wettert.

Wir zogen stumm, wenn auch das Herz uns schrie.

Подобные цитаты в дебютной работе Darkwood отражают выбранную стратегию амбивалентности, которой придерживается Фогель – в большей степени, чем другие немецкие неофолк-группы. В «Heimat & Jugend» (2000) тема войны выходит на передний план, а электронные инструментальные треки, которые несколько выбивались на прошлой работе, теперь выглядят более динамично и атмосферно.

Треки с этого EP, по словам Фогеля, являются «описанием» его путешествий, что подчеркивается опубликованным в буклете изречением Гессе («Der Heimgekehrte ist ein anderer als der stets Daheimgebliebene» («тот, кто вернулся домой, не похож на тех, кто остался дома») из «Wanderung»): «под путевыми зарисовками я имею в виду не отражение повседневного опыта, а, напротив, попытку музыкальной трансформации общих впечатлений».

Эти переживания и впечатления представлены в виде чисто инструментальных, по большей части воинственно-патетических треков, обогащенных сэмплами из фильмов «Экскалибур», «Дракула» Брэма Стокера, «Человек-волк», а также фрагментом «Валькирии» Вагнера. В том же году выходит 7”-работа «Talons»: «Ferocity – это фортепианный трек с русским пением, Fatherland – инструментальный трек с гудящими барабанами, третий […] – фрагмент известной русской народной песни». Здесь идет речь о «Подмосковных вечерах», которые ранее уже были интерпретированы группой Camerata Mediolanense.

CD «Flammende Welt» (выпущенный в сентябре 2001 года) возвращается к минималистическому фолк-звучанию с аккомпанементом виолончели и завершает военную трилогию (Фогель называет эту трилогию «триптихом», что отражает связь с известной работой Отто Дикса «Der Krieg»). «Flammende Welt» рассказывает о «конце Второй мировой войны и американском влиянии на немецкое самосознание». Оформление альбома с памятниками солдатам выглядит героически, а оркестровое интро «For Europe» звучит воинственно. (Тот, кто посчитает темы или эстетику выражением «правоэкстремистской, националистической, антисемитской или пропагандирующей насилие» позиции Darkwood, будет разочарован). Большая часть из 13 треков содержит гитарные переборы, которые, вместе с тихим, зачастую выведенным на задний план вокалом Фогеля, создают атмосферу одиночества, разочарования и холодности. Эта меланхоличная сдержанность («по-видимому, я привержен минимализму») лишь изредка обогащается мрачными басовыми партиями, легкой перкуссией и мелодикой. Определенная в цитате выше привязка ко времени особенно ярко выражена в неоклассическом инструментале «Morgenthau» (ссылка на так называемый «План Моргентау») и в «Conquer We Shall», где на гитарные аккорды положена речь Уинстона Черчилля. В меньшей степени с концепцией альбома связан трек «At The Stake», в котором дается образ шута или менестреля, выражающего неугодные истины, но который здесь расплачивается за это своей жизнью:

In this golden kingdom

He chose the truth to tell

But they would not listen

And cursed him to hell

Now they lead him to the stake
His debts to pay
A child looked halfway human
As it turned away.

Следующая работа, 10” «Weltenwende» (2003; в 2005 переиздается на CD с бонус-треками), характеризуется более насыщенной инструментовкой (скрипка, виолончель, флейта), и в то же время отходит от тематики войны к личным идеалам, природной романтике и любви. Эти темы находят свое выражение прежде всего в переложении пантеистического стихотворения австрийца Karl Bienenstein («Im Heimatwald»), а также в трогательных балладах «Stiller Bund» и «Tochter des Waldes» — в последнем некоторые строки декламируются Voxus Imp. на древнескандинавском языке (Voxus Imp. – это загадочный саксонский one-man-проект, который до недавнего времени издал только несколько ультралимитированных работ в стилистике ритуального, вдохновленного скандинавской мифологией дарк-эмбиента). Милитари-поп-трек «Der Schaffende» с поиском ценностей «вдалеке от рынков» черпает вдохновение у Ницше. «Weltenwende», по словам Фогеля, «связан с отступлением, но не с отречением. Скорее, нужно набраться новых сил в тишине для своего пути. На данный момент путь – это цель». В тот же период был издан Live-CD «The Final Hour» с треками с разных выступлений. Сборник «Secret Lords», который был издан на лейбле Heidenvolk в 2003 году, представляет собой интересное концептуальное исследование на тему «тайной жизни зданий, судьбы в камне, истории и архитектуре»: наряду с влиянием «зданий на жизнь и поступки людей», рассматриваются также и «оккультные аспекты, связанные с тем, что здания — это реальные живые существа, которые обязаны нам своей жизнью, или что наша жизнь в целом предопределена теми вещами, которые нас окружают». Darkwood представлен на сборнике двумя песнями: «Valley Of Dark Memories» с Иэном Ридом (Fire+Ice) в качестве приглашенного вокалиста, и «Room Of The Innermost Wishes», который отсылает к культовому фильму Тарковского «Сталкер». Среди других участников компиляции отмечены In Gowan Ring, Voxus Imp, Agnivolok и Chaos As Shelter.

В следующем году выходит совместный проект Фогеля с Agnivolok и Chaos As Shelter: CD «Lapis» тематически вращается вокруг алхимии, что отражено не только в оформлении альбома, но и в немецкой и русской лирике. Фогель работает совместно с Vadim Gusis, лидером израильского дарк-эмбиент проекта Chaos As Shelter. Акустически-мелодические элементы Darkwood словно под действием алхимии вписываются в авангардно-органичные саундскейпы Гусиса. Среди других участников отмечены Igor Krutogolov, Helena Dorsht и Vera Agnivolok (которые также входят в лайн-ап русско-израильского фолк-индастриал-проекта Agnivolok). Вера подарила альбому не только свой чарующий вокал, но и картины, которые вместе со стихами Фогеля приведены в CD-буклете.  Структура альбома основана на «большой работе» алхимии, которая представлена прохождением основных этапов nigredo – albedo – rubedo (почернение, отбеливание и покраснение преобразуемого материала) на пути к получению философского камня. «Здесь мы рассматриваем не столько сам алхимический процесс», — отмечает Фогель, — «сколько интерпретацию составляющих его фаз в психологическом и философском смысле. Судьба человека, жизненный цикл или жизненный путь в целом могут быть так интерпретированы и считаны». Музыкальная реализация этих идей с помощью экспериментального саунда, восточноевропейской фолк-традиции и вдохновляющего вокала определяет фарватер нового дарк-фолка.

Альбом Herbstgewölk, опубликованный незадолго до Lapis, является логическим продолжением военной трилогии Darkwood: он касается экспериментов с делением атомных ядер в конце Второй мировой войны и экстремальной гонки вооружений сверхдержав во время «холодной войны». Фогель комментирует это: «Между строк встает вопрос о том, стоит ли под моральным предлогом работать над созданием такого оружия, и должно ли оно попадать в руки системы. Была ли необходимость в бомбардировках Хиросимы? Разве американцы не чувствуют себя беспрекословными завоевателями? И что бы произошло, если бы Гейзенберг верно оценил критическую массу или если Германия первая получила бы запасы тяжелой воды?» Все треки «Herbstgewölk» пронизаны холодящим, угнетающим настроением, подкрепленным сэмплами из «Сталкера» Тарковского и старых американских документальных фильмов на тему атомной бомбы. Здесь нет согревающей фолк-атмосферы Weltenwende или Lapis; кинематографичная музыка, составленная из природных и аутентичных технических звуков, выделяется за счет таких акцентов, как игра на виолончели от Nadja и задумчивый вокал Фогеля. Тревожная аура альбома достигает кульминации в переложении стихотворения Георга Тракля «Menschliches Elend»:

Die Uhr, die vor der Sonne fiinfe schlägt —
Einsame Menschen packt ein dunkles Grausen,

Im Abendgarten morsche Bäume sausen.

Des Toten Antlitz sich am Fenster regt.

***

Коллектив Sonne Hagal существует в своем основном составе с 1992 года. Основанный в бранденбургском городе Ратенов, проект сформировался на обломках нескольких локальных групп, которые играли целый спектр экспериментальной музыки вплоть до панк-рока. Некоторые участники Sonne Hagal (несмотря на то, что они предпочитают оставаться анонимными) и по сей день играют в достаточно известных панк-коллективах. Sonne Hagal записывали ранние, более электронно-ориентированные кассеты («Irrlichter» 1993; «Häretische Mission» 1994), треки к разным сборникам и музыку к театральным постановкам. Обращение группы к широкой публике состоялось вместе с публикацией 10″ Sinnreger (2000): «Sinnreger или Odroehrir известен, как правило, под названием «поэтический мед». Этот термин взят из прозы Эдды и связан с мифом о высоком (поэтическом) искусстве и красноречии. Возможно, наш альбом – это своего рода «поэтический мед», в котором мы объединили лирику и мелодии разных людей с нашим собственным творчеством, чтобы передать эту чашу тем, кто найдет в ней свое вдохновение, точно так же, как мы сами раньше вдохновлялись другими людьми». На альбоме, жанровая принадлежность которого тяготеет к darkwave и folk, представлены: немецкая народная песня «Herbstlied», кавер-версия Ernte «Sonnenwende», переложение стихотворения немецко-еврейской экспрессионистки Эльзы Ласкер-Шюлер, а также трек под названием «Zagreb-Agram», содержащий размышления о «гражданской войне в целом» и основанный на песни пролетариата Розы Люксембург. Следующий сингл Starkadr (2001) оставляет фолк-линию в пользу электронных саундскейпов, под которые декламируются стихи древнеисландской рунической поэмы. Как и следует из названия группы (Hagalaz, девятая руна футарка), участники группы занимаются теорией рун, что, с одной стороны, они интерпретируют как «возможность […] поиска альтернатив для общепринятого образа жизни», а с другой стороны, они не хотят вкладывать ничего политического, поскольку «руническая магия и политика – это две взаимоисключающие вещи. История нам всем показала, какую деструктивную энергию высвобождает злоупотребление рунами».

Helfahrt – полноформатный альбом, вышедший в 2002 году. В нем принимали участие такие приглашенные музыканты, как Андреас Риттер (Forseti) и Ким Ларсен (Of The Wand And The Moon). Альбом посвящен «путешествию в зачастую скрытый мир и, прежде всего, возвращению оттуда». Лирика в основном посвящена руническому учению (исполненные Ларсеном «Raidho», «Futhark», «The Runes Are Still Alive») и скандинавской мифологии («Midgard», «Thrymskvida»). Также на альбоме есть и несколько переложений стихотворений Уильяма Блейка (к примеру, «Memory, Hither Come» и его самый известный стих «The Sick Rose»). В музыкальном плане взят типичный неофолк-путь: фундамент, выстроенный на базе акустической гитары и баса, который обогащен скрипкой, некоторыми электронными эффектами и ритмами, а также взаимодействием быстрых и медленных треков, чередованием мужского и женского вокала. Музыкальная близость к неофолк-лидерам из англосаксонской среды местами прослеживается не слишком отчетливо, однако это компенсируется юношеским шармом и искренностью. Лирическая мощь Sonne Hagal состоит прежде всего в выражении идиллических природно-религиозных настроений, как, например, в балладе «Eismahd» (которая затем была интерпретирована Forseti):

Gold im Mittagslicht glüht das Ährenfeld und schwingt
Erntereif und kornbesetzt im Sommerwind.

Stolzer Ähren Pracht sich zu Boden neigt und harrt,

Von der Hitze Staub bedeckt, der kommend Mahd. […]

Hagels Lied verklingt, Urteil sprach er kalt und weiß;

Zu Boden sinkt der einzeln Halm auf sein Geheiß.

Doch im reifen Feld dicht gedrängt die Ähren stehen,

Unbeugsam im festen Bund dem Hagel widerstehen.

Совместно с группой Aurum Nostrum из Берлин-Бранденбурга Sonne Hagal записывают LP «Sinister Practices In Bright Sunshine» (2001). Часть «Sonnenhagel» начинается с интерпретации английской народной песни «Bushes & Briars», которая путем использования гитары, скрипки, а также мужского и женского дуэта голосов отсылает к естественному звучанию Starkadr. «April Is In My Mistress’ Face» был написан композитором Томасом Морли и представлен на альбоме в более авангардной манере: мадригальный женский вокал накладывается на электронные эффекты и вибрирующие басовые переборы. Инструментальный трек «Durga» назван в честь индийской богини, творения Шивы и олицетворения созидающих и разрушающих сил природы. Этот дуализм, который играет важную роль в концепции Sonne Hagal, усиливается в треке путем использования изысканных скрипок и гитар, которые контрастируют с живописно выраженным грубым басом.

Плодом сотрудничества с электронными саунд-продюсерами Polarzirkel и Nerthus стал альбом без названия, вышедший в начале 2003 года, на котором присутствовали ритуально окрашенные атональные композиции без каких-либо фолк-элементов. За сюрреалистический дизайн пластинки отвечал канадский художник Скотт Ферри, который также разработал дизайн для CD Ostara. Sonne Hagal демонстрируют здесь зрелое, достаточно инновационное использование гипнотических звуковых петель и сэмплов. В 2004 и 2005 годах слушатели вынуждены были довольствоваться достаточно короткими альбомами, среди которых можно выделить материал синглов «Tarja» и «Dygel» (последний с участием Иэна Рида и Мэтта Хоудена), а также Mini-CD «Nidar» со сложно аранжированными фолк-песнями, в которых чувствуется восточноевропейское влияние – в том числе с лирикой Уильяма Блейка и Томаса Кэмпиона.

***

Название группы «Aurum Nostrum» (с лат. «наше золото») вызывает как алхимические, так и масонские ассоциации; оно было выбрано сохраняющими свою анонимность музыкантами по следующей причине: «Aurum Nostrum – это в своем изначальном смысле алхимический термин, который описывает конечный продукт трансмутации неблагородных металлов во что-то более чистое и возвышенное, что только можно создать, в наше золото. Мы беспрерывно работаем над упразднением догматизма, поскольку только мертвое вечно одинаково».

Дебютная пластинка «Whip Of Mind» (вышла в 2000 году на собственном лейбле Ring Tor Elementarer Klangkunst), содержащая декламацию (с акцентом) английской и французской лирики, прекрасно вписывается в рамки апокалиптик-фолка. Выделяются треки, в которых доминирует милитаристская перкуссия и китайские гонги, напоминающие об In The Nursery; импульсивные ударные также встречаются и в балладных треках. Наряду с собственными композициями на альбоме представлены и переложения традиционных песен: «Forefather Stone» и «Dust Rose Up». Aurum Nostrum записали для уже упомянутого выше сплита с Sonne Hahal «Sinister Practices In Bright Sunshine» четыре воздушных фолк-трека, позволяющие говорить о серьезном развитии группы и достижения феноменальных высот в немецком неофолке. Выбор лирики претенциозен: «Wedlock (A Sonnet)» представляет собой переложение стихотворения автора, «чье творчество я безмерно ценю и которое сильно повлияло на меня». Здесь фигурирует не кто иной, как Алистер Кроули, из сборника стихов «The Temple OfThe Holy Ghost» (1900) которого и был взят этот сонет. Лирика мистического «The Interpreter» также заимствована у Кроули; она используется в его лунном ритуальном обряде Rite Of Luna. Трек «Beyond The Vast Edge Of Sleep», в котором женщина взывает к павшему на войне любимому, выглядит очень эмоционально благодаря использованию скрипки. «A Lament For Brothers», финальный трек от Aurum Nostrum, поднимает вопрос о том, когда человечество научится воспринимать смерть не как врага, а как побратима жизни. Все песни, дополненные гитарой, флейтой и скрипкой, задают достаточно высокий музыкальный уровень. Aurum Nostrum запоминаются и своими регулярными Live-выступлениями – в том числе совместно с английской Wave-поэтессой Anne Clark. Участники группы активно сотрудничают с Axon Neuron/Vagwa, эмбиент/индастриал-проектом из Ростока, основанным Enrico Eisert, который следует по стопам Les Joyaux De La Princesse, смешивая элегические и жесткие саундскейпы с историческими сэмплами и барабанными залпами.

***

Hekate

Группа Hekate из города Кобленц, основанная в 1993 году, была названа в честь греческой богини ада и колдовства. Она дала неофолку новый импульс в плане содержания и работы со сложными концепциями. После некоторого сотрудничества с ритуал-эмбиент-проектом Chorea Minor (кассета Sanctuary; CD The Seventh Sign; последний представляет собой выполненный преимущественно в электронике анализ библейского Апокалипсиса Иоанна Богослова), группа Hekate выпускает в 1998 году виниловую пластинку «Hambach 1848», в которой, как и следует из названия, рассматривает революция в Германии; оригинальные песни этого периода (»Heckers Traum«, «Das Bürgerlied») по-новому интерпретируются с помощью арф, электроники и барабанов. Популярный трек «Die Gedanken sind frei» стал настоящим хитом на перкуссионных концертах; трек также был представлен на первом CD группы «Sonnentanz» (2000). «Sonnentanz» в визуальном плане сильно тяготеет к эстетике Вандерфогель и подобных организаций, таких как, к примеру, «Пираты Эдельвейса», и содержит наряду с оригинальными композициями переложения фрагментов из «Песни о Нибелунгах» («Der Nibelunge Not»), трек «Du mein einzig» из сборника «Песен для гитары» от Вандерфогель, в котором цитируется первая строфа Гёльдерлина «Der Abschied», а также исполненный на идише «Dos Kelbl». Последний трек представляет собой «в своем первоначальном виде стихотворение Ицхока Каценельсона. Ицхок был польским евреем. Он жил в Варшаве в 30-х годах и работал учителем. В 1943 году он вместе со своей женой и двумя сыновьями был доставлен в Освенцим […] Мы отдаем дань уважения языку и жизни этого мужественного человека».

В качестве последователя «Sonnentanz» в следующем году выходит EP «Tempeltänze» с гостевым участием скрипача Мэтта Хоудена (Sol Invictus, Sieben). Работа представляет собой мост между старонемецкой народной песней («Ich hab’ die Nacht geträumet») и отсылками к Генри Миллеру, между средневековыми маршами и самба-подобной перкуссией. Наряду со своими собственными концертами музыканты из Hekate также часто выступают с дружественными коллективами, такими как Hagalaz’ Runedance, Allerseelen, Arcana и Gae Bolg. Ретроспективный альбом «Ten Years Of Endurance» (2003) содержит новую запись старого демо-трека «Burning Terror», в котором критикуются поджоги домов для беженцев в Германии в 1990-х годах. В 2004 году выходит наиболее зрелая работа коллектива – «Goddess». Проверенное фолк- и средневековое звучание дополняется электронными аранжировками и «стандартными» барабанами, что придает музыке некоторую попсовость вплоть до trip-hop саунда. Тем не менее, с точки зрения содержания музыкальное отклонение от жанровых ограничений идет в русле «неофолк-концепции»: как и в случае с «Legends» от Changes, «Goddess» содержит различные, по большей части европейские, мифы и исторические отсылки. Путь следует от катарской крепости Монсегюр через римский Колизей к мавританской Испании, слушатель встречает таких легендарных фигур, как Барбаросса, фея Моргана из артуровского цикла, египетский бог солнца Ра, финикийская Европа, которую похищает Зевс в форме быка. Также приводятся личные рассуждения на тему любви и бренности бытия – к примеру, в поп-балладах «Flammenlied» и «Ocean Blue». Работа сопровождается буклетом с тематическими картинами и цитатами поэтов, таких как Гейне, Бодлер и Унгаретти.

***

Dies Natalis

Группа Dies Natalis (с лат. «День рождения», праздник древнеримского бога солнца Sol Invictus) из саксонского Лаузица была основана двоюродными братьями Tobias и Norbert Strahl. Начав с Dark-Wave/EBM-ориентированного звучания, группа дает активные концерты с конца 90х-годов, которые привлекли обширную публику (Live-альбом из двух пластинок «Straßen voller Staub», 2003). Студийные записи (10″ «Raunen», 1999; CD «Vom Gedanken und der Erinnerung», 2000; MCD «Abyss», 2003; CD «Tristan», 2003) содержат, помимо природно-религиозной и личной лирики на немецком и английском, смесь из незатейливо аранжированных фолк-баллад и синтетически-неоклассических гимнов. Более электронная пластинка «The Bright And The Pure» (2004) затрагивает последние дни средневековой католической общины катаров, которые боролись с солдатами французского короля и папы; сюда же неплохо вписалась и кавер-версия трека Скотта Уокера «The Seventh Seal» (вдохновлен «Седьмой печатью» Бергмана). Для музыкантов творческий импульс всегда является выражением чего-то, что невозможно выразить словами: «Хорошая музыка мгновенно меняет реальные чувства […]. Музыка может вызвать практически любую эмоцию, и сама по себе музыка может компенсировать эмоции. Эмоции, для которых нет слов или действий. Хорошая музыка – это звук, превращенный в чувство». Tobias Strahl также участвовал в Irish-folk группе Auld Mills Inn, в то время как бывший барабанщик Dies Natalis Steven Beil в своем проекте Sonnwin представил современное неоклассическое переложение избранных стихов Эдды (Fehu, 2000).

***

Werkraum – проект берлинца Акселя Франка, который принял решение реализовать свои идеи после богатого прошлого опыта участия в различных группах. С 1999 года Werkraum активно участвует в сборниках и выпускает два CD-R, но до выхода дебютного альбома «Unsere Feuer brennen!»  проходит в общей сложности пять лет. При содействии певицы Antje Hoppenrath, Nick Nedzynski (Lady Morphia) и Jason Thompkins (из американской фолк-группы Harvest Rain), Аксель Франк исполняет песни, которые характеризуются не только фолк-звучанием с психоделическими вкраплениями и по большей части немецкой лирикой, но и также эмбиент-саундом и сэмплами, отсылающими к более ранней инкарнации Werkraum в качестве электронно-экспериментального проекта. Выбор стихотворений отвечает лучшей «неофолк-традиции» — наряду с оживленным «Steh auf, Nordwind!» из романтического сборника песен «Волшебный рог мальчика», на альбоме также представлена лирика французских символистов Бодлера и Рембо; «Einsamer nie» отражает значительное влияние Готфрида Бенна на Франка. Запись содержит продекламированный Nedzynski vanitas-стих елизаветинского композитора Джона Дауленда; его немецкий современник Михаэль Преториус также цитируется на этом альбоме «про огонь, вавилонские башни, легионы и священные войны». Сэмплы церковных хоров и названия песен, как «Civitas Dei» (так называлось «Божье государство», о котором мечтал философ Аврелий Августин), производят у слушателя ощущение того, что «горящий огонь» подпитан мистически-воинствующим идеализмом духовного рода. Аксель Франк об этом: «К примеру, во всех песнях альбома есть эолийский ветер, который питает духовные огни, держащиеся в стороне от стандартных религиозных догм прошлого и настоящего… Иногда, особенно в музыке, я боюсь, что что-то станет постепенно забытым, если мы так часто будем размышлять о себе. Где же тогда останется сказочное, фантастическое?» Этот индивидуальный поиск фантастического роднит Werkraum с романтическими поэтами, такими как Новалис и Тик, которых Аксель Франк относит к числу своих духовных вдохновителей.

***

Empyrium

Как и в случае с Ulver, который заслужил своего упоминания в главе про Скандинавию, мы приводим здесь краткое описание проекта Empyrium. Изначально группа играла Black Metal, после чего перешла к природно-мистического фолк-звучанию. Проект Empyrium, творческая отдушина романтика Markus Stock (Ulf Theodor Schwadorf), который вдохновлялся Байроном, Китсом, По и Каспаром Давидом, выпустил в середине 90-х два альбома (A Wintersunset; Songs Of Moors & Misty Fields), посвященные непопулярному тогда синтезу элегического метала и неоклассических dark-wave элементов. Выраженный мрачный романтизм в этих произведениях и неоднократные вкрапления акустических элементов в конечном итоге привели к радикальному разрыву с металлическим прошлым и усилению творческого исследования природы и романтической сущности. Альбом «Where At Night The Woodgrouse Plays» (1999), который ошибочно подавался издающим лейблом как «по-вагнеровски патетичный», содержит лишь барочные акустические гитары, флейты и изредка появляющийся вокал (black metal крик и типичные барабанные партии полностью отсутствуют здесь), что позволяет пробудить меланхоличную, отчасти угрожающую атмосферу леса. Многие треки рисуют с помощью виртуозной гитарной игры Маркуса инструментальные картины настроения. Опытный вокалист Thomas Helm исполняет классическую хоррор-балладу «Many Moons Ago …»:

I stood and watched the play in awe
Was deeply touched by what I saw
I told my friends what I did see
And what they told did tremble me!

It’s said the ghost of a young, fair maid
Is cursed to dwell beneath the shade
Of the olden oak she died below
O that was many moons ago!

 

Альбом Weiland (2002) решительно продолжает новый путь, который был взят ранее, и смешивает в своей звуковой картине скрипку, альт, виолончель, фагот и меллотрон. Звучание делится на три тематических части, которые разъясняются Маркусом следующим образом: «Heidestimmung» […], пожалуй, в большей степени сопоставим с ранними работами Empyrium. […] Мы стремились создать атмосферу безысходности, потерянности. «Waldpoesie» […] – здесь мы хотели создать кромешный мрак и грандиозную красоту залитого солнцем леса. «Wassergeister» […]: — самая спокойная и интровертивная глава Weiland. С помощью рояля мы попытались создать осязаемую атмосферу озер, водопадов, легенд и мифов этих мест». Weiland находится на развилке между мрачным фольклором (напоминающим музыку 70-х годов благодаря редкому вкраплению ударных) и романтической песней а-ля Франц Шуберт. За фортепиано и классический вокал отвечает Thomas Helm. В концепцию (три главы повествуют цельные истории) прекрасно вписываются виртуозные картины настроения: переливы акустических гитар вызывают в воображении танцующие ледяные кристаллы, зловещие шепчущие голоса позволяют материализовать страх путешественника, затерявшегося в мрачном зимнем лесу. Звуки природы (порывы ветра, журчание воды, крики лебедей) способствуют созданию плотной, тягучей атмосферы, что дополняется романтической лирикой Schwadorf:

Schön ist der Wald, wenn der Tag sich neigt,

Wenn feiner Nebel hoch vom moosgen Boden steigt.

Und Vöglein singen sacht zum Ruhgeleit –

Dann mirs die Brust vor arger Schwere feit.

Doch in der Höh des Walds kann ich schon sehen,

Geliebte Dämmerzeit — musst gehen.

Musst weichen schon dem kalten Mondeslicht,

Das sich bald schaurig in den Wipfeln bricht.

Впоследствии Маркус и его соратники по альбому «Weiland», усовершенствовавшие искусство отражения ночного, мифически окрашенного леса, к сожалению, приняли решение закрыть проект Empyrium, поскольку, как говорит сам Маркус, «после восьми лет творческого изучения предмета пришла пора отправиться на новые берега, уничтожить старое, чтобы создать что-то новое».

Тем, кто скорбит по Empyrium, можно посоветовать ознакомиться с проектами Neun Welten и Nebelung. Песни Neun Welten являются по большей части инструментальными, однако они содержат в себе смешение рок-барабанов, фолк-гитар и различных классических инструментов. С помощью таких музыкальных средств пятеро молодых музыкантов из Лейпцига и Галле пытаются добиться атмосферной реализации природной романтики и скандинавских легенд (MCD «Valg», 2004). Дуэт из Бонна Nebelung в большей степени песенно-ориентированный; на своей дебютной работе «Mistelteinn» (2005) Nebelung представляют чисто акустические песни с характерным вокалом и красивой виолончелью; в дополнение к своим собственным текстам участники также прибегают к классической поэзии Ницше, Бодлера и Гуго фон Гофмансталя.

***

Существует ряд других немецких групп, чью музыку иногда относят к неофолку или к той же самой сцене. Мы не в силах рассмотреть все группы здесь подробно, поскольку в музыкальном плане они принадлежат скорее к Wave-, Gothic-, Synthpop- или Heavenly Voices-спектру. Пример таких коллективов: Canticum Funebris, Tempesta Noire, Pilori, Chamber, Belborn. Смешение Gothic/Dark Wave и Neofolk в немецкой среде произошло в начале 90-х благодаря Engelsstaub и дуэту In My Rosary, который объединил влияния Clan Of Xymox и Death In June в своей музыке (к примеру, трек «Wahre Freundschaft», 1993). В то время проект Ernte выпустил свои первые немецкоязычные неофолк-треки. Начиная с Wave-ориентированного звучания, группа Annabelle’s Garden впоследствии стала тяготеть к природному, практически хиппи-фолку. Кроме того, существуют также близкие к неофолку проекты, находящиеся в серой зоне между индастриалом, эмбиентом и ритуальным звучанием, как, к примеру, Turbund Sturmwerk со своими тщательно проработанными оккультными и литературными отсылками, Inade, Predominance и другие проекты с лейпцигского лейбла Loki Foundation.

Своего рода воинственную «милитари»-неоклассику предлагают (сайд-)проекты вышедшего из панка (Circle Of Sig Tiu) и готик-рока (Forthcoming Fire) музыканта Josef Maria Klumb: Von Thronstahl и The Days Of The Trumpet Call; эти проекты, как и сам Klumb, постоянно подвергаются нападкам. Ранние отсылки к трудам конспиролога Jan van Helsing и близость к правоэкстремистскому лейблу и издательству «Verlag + Agentur Werner Symanek» (VAWS) обеспечили Klumb почти десятилетие ожесточенной критики. Его «случай» часто подавался в мейнстрим-прессе как показательный пример «правого подрыва Dark-Wave-сцены», что привело к его скорому завершению карьеры в конце 90-х в Neue-Deutsche-Härte группе Weissglut. Хотя многие заявления и альянсы Klumb были, безусловно, достойны критики, большая часть этих нападок оказались столь же разрозненными, что и в случае со многими другими неофолк-коллективами, о чем мы еще столкнемся в части III. Свой взгляд на вещи Klumb изобразил в автобиографии «Leicht entflammbares Material» («Легко воспламеняющийся материал»). Он также выразил свое разочарование по поводу «неофолк-сцены», поскольку она не соответствовала его (вероятно, политическим) требованиям.

Поделиться

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Получать новые комментарии по электронной почте. Вы можете подписаться без комментирования.